Крутятся диски

960

На днях завершился первый сезон нового тяжеловеса от HBO, сериала “Винил” триумвирата СкорсезеДжаггерУинтер (в создателях также значится Рич Коэн), и это отличный повод, чтобы осмыслить случившееся.

На дворе бурные 1970-е. Владелец музыкального лейбла American Century Ричи Финестра (артист Каннавале сразу берёт быка за рога) изо всех сил пытается оставить своё детище на плаву, после того, как сделка о продаже Polygram была сорвана исключительно по его вине. Выжить можно одним единственным способом: найти новых кумиров молодёжи и записать с ними альбом. Таковыми должны стать Nasty Beats, панк-группа, играющая скорее для себя, нежели для публики. Ведению бизнеса (как оно всегда и бывает) мешает множество проблем личного и бытового свойства, решать которые приходится в режиме реального времени, по мере их поступления.

У “Винила” шикарная вывеска. Скорсезе ставит пилот, Джаггер отвечает за правдоподобие и саундтрек, Уинтер следит за хозяйством в целом. С самого начала было ясно – при таких исходных данных слабо или даже посредственно получиться никак не может. Этого и не случилось. Но для определения конечного результата всё-таки надо подбирать слова.

Создатели “Винила” пошли на интересный эксперимент, распределив 10 серий между 7 (!) не самыми последними режиссёрами. Получалось, что каждый новый эпизод – это новый расклад, новый ракурс и взгляд. Фундаментально никто из семёрки эстетику сериала не ломал (да и кто бы им позволил), но авторский почерк на уровне отдельных деталей и даже реплик был виден, чувствовался. Эдакий смотр новейших достижений науки и техники. “Винил” такой подход не испортил, однако же размыл общую точку сборки. Хотя, скорее всего, за это в ответе не режиссёры, всего лишь экранизировавшие написанное согласно собственному видению и авторскому чутью, а люди, это написанное сочинившие.

При всех формальных изысках (снято очень вкусно, дух 70-х в кадре определённо наличествует) сюжетная тропинка на протяжении первого сезона прилично петляет, порой заводя путника в неведомые чащи. В “Виниле” слишком много сюжетных линий, и держать градус напряжения в каждой из них на должном уровне у авторов не получилось. Кто-то взрывается сверхновой звездой, а через серию его уже и след простыл. Понятно без слов – всё (и все!) крутится вокруг Ричи Финестры, но дополнительная сбалансированность его великолепной массовке явно не помешала бы.

Со всем остальным у “Винила” нет никаких проблем. Это во всех смыслах большая работа и большой сериал. На HBO в таких явно знают толк. Да, стоячих оваций пока точно не заслуживает, но интригует. Второй сезон можно и нужно смотреть прямо-таки в обязательном порядке.

Комментировать

Война

Данкан Джонс, сын своего отца, и просто талантливый, самобытный режиссёр наверняка очень старался. Но ведь не заборит. В таких случаях так или иначе делаешь ставку на “а вдруг?!”. Просто, как показывает практика, эта ставка почти всегда сгорает, оказывается ничем не обоснованным оптимизмом. Нельзя экранизировать то, что экранизации не поддаётся.

P.S. А вдруг?!

Комментировать

Freeeeeedooom!

Тут вот сообщают, что Мелу доверили сериал «The Barbary Coast». Снаряды будут подносить  Курт Рассел с Кейт Хадсон. Про что именно сериал, а он про золотую лихорадку в Сан-Франциско середины 19 века, совершенно неважно. Важно, что интереснейшему и самобытному режиссёру в Голливуде, кажется, снова дали зелёный свет.

Помнится, после одной из пьяных выходок, когда Гибсон по доброте душевной высказался относительно евреев, Стивен Спилберг публично сказал, что отныне не знает такого человека. Это было приговором. Но вот же выстоял, смог, оклемался. Теперь главное бар держать на амбарном замке. Пока же – троекратное ура!

Комментировать

38

Писатель, поэт, художник, музыкант, драматург, сценарист, продюсер, актёр, режиссёр. Человек-оркестр. О Джеймсе Франко когда-нибудь обязательно снимут биографический фильм. С Днём!

Комментировать