Реакция кошки и скорость мангуста

На этой неделе в прокат выходит художественный фильм «Чёрная пантера» режиссёра Райана Куглера, и по этому поводу хочется сказать несколько слов. После смерти отца (см. «Первый мститель: Противостояние») наследный принц Ваканды Т’Чалла (Чедвик Боузман) возвращается на родину, где в результате ритуальных боёв за трон становится новым королём. Почивать на лаврах, правда, удаётся совсем недолго. В Южной Корее крупную сделку с оружием готовится провернуть Улисс Кло (фееричный Энди Сёркис), а это значит, что королю Ваканды в очередной раз необходимо примерить костюм Чёрной пантеры.

Каждая новая экранизация комиксов Marvel, вольно или невольно, отвечает лишь на один вопрос: способен ли кто-то привнести в закостенелую систему (недавний 10-летний юбилей – не шутки) переноса графических историй на экран что-то по-настоящему новое? Чаще всего ответ отрицательный. Прошлогодний милейший кинобалаган имени Тайки Вайтити, устроенный на костях бога Тора, выбивался из привычного ряда, но тем самым, будучи исключением, лишь подтверждал правило. В этом смысле, у режиссёра Куглера, автора крепких драм без страха и упрёка «Станция “Фрутвейл”» и «Крид»были определённые шансы. Как минимум, теоретические. Но, увы…

«Чёрная пантера» – это ещё один кинокомикс вселенной Marvel, не лучше и не хуже прочих. Куглер достаточно элегантно (со здоровой долей самоиронии) обыгрывает афро-тему, рисует на песке чуть более сложный внутренний конфликт главного антагониста, но в конечном счёте, всё это идеально укладывается в привычные для продюсера Фейги (крёстного отца всей вселенной) рамки и шаблоны. Свобода самовыражения имеет место здесь на уровне ничего не значащих деталей, в совокупности же – очередной конвейерный продукт.

В этом, к слову, нет ничего плохого. Куглера приглашали не для революций и фундаментального сдвига парадигмы, его приглашали в проект, где 99% актёрского ансамбля – афроамериканцы. То есть, свой колорит, своя атмосфера. Он с возложенными на него обязанностями вполне успешно справился, записав в фильмографию не самый стыдный кинокомикс. Однако на фоне предыдущих работ режиссёра это, конечно, детский сад. С рейтингом PG-13.

Комментировать

For the Hungry Boy

У «Призрачной нити» ПТА в череде многочисленных достоинств ещё и выдающийся саундтрек авторства Джонни Гринвуда. Изящная, местами изысканная работа!

Комментировать

А вот это я б не ел (с)

На этой неделе в прокат вышел художественный фильм «Призрачная нить» режиссёра Пола Томаса Андерсона, и по этому поводу хочется сказать несколько слов. Это история английского кутюрье Рейнольдса Вудкока (Дэниел Дэй-Льюис), обшивавшего в 1950-е королевских особ. Закоренелый холостяк с первого взгляда влюбляется в официантку Альму (Вики Крипс), забирая её в свой большой дом в центре Лондона. Девушка, в отличие от своих многочисленных предшественниц, не соглашается на роль временной музы, а претендует на сердце маэстро…

Шаблонная на первый взгляд канва фильма не должна вводить в заблуждение. Фактически ПТА визуализирует древнюю даосскую мудрость: сложность – это простота, рассмотренная подробно. В почти что хрестоматийном сюжете о Художнике и его Музе режиссёра, как и Вудкока в платьях, интересует текстура. Он медленно раскручивает маховик самой истории, с формальной точки зрения топчась на месте больше часа, но за эти шестьдесят-семьдесят минут (половина хронометража всей ленты!) погружает зрителя на уровень базовых смыслов, которые ему интересны. Далее следует замысловатый кулинарный кунштюк, с одной стороны, ставящей под сомнение увиденное доселе, а с другой – порождающий принципиально иной уровень восприятия истории в целом. Обманка, уловка, фокус-покус, называйте как хотите. Собственно, из таких приёмов почти полностью состоял предыдущий фильм режиссёра – экранизация неэкранизируемой прозы Томаса Пинчона «Врождённый порок». Здесь же всё ещё тоньше, на уровне едва считываемых полутонов.

ПТА мало заботят ответы на формулируемые им вопросы. Должны ли они волновать зрителей – тоже очень большой вопрос. На самом деле, это прекрасная возможность увидеть гения за работой: как формулирует, как мыслит, какой инструментарий использует, а что выбрасывает в корзину. Аналогов конечному результату его работы попросту нет. Опыт уникальный. И речь тут, естественно, не столько о выдуманном кутюрье Вудкоке, сколько о режиссёре Поле Томасе Андерсоне. Каждый фильм которого событие по определению. А в случае с «Призрачной нитью» ещё и великолепный мастер-класс, каким может и должно быть настоящее искусство кино.

Комментировать