Поиск в интерьерах

Рубрика «Занимательное киноведение» снова в нашем радиоэфире. В 1978 году Вуди Аллен выпускает свою первую полноценную драму «Интерьеры», насквозь бергмановское кино, где история одной семьи (возрастные родители и три дочери) рассказана без единого намёка на предыдущую фильмографию режиссёра. В итоге – и вполне заслуженно – картина была номинирована на пять «Оскаров» и четыре «Золотых глобуса», но изначально была воспринята критикой неоднозначно. Основной месседж большинства рецензий сводился к тому, что рановато ещё блистательному комедианту браться за такие темы.

Вуди затаил обиду. И в 1980 году снял «Воспоминания о звёздной пыли» – злую рефлексию о взаимоотношениях Художника со своими поклонниками и критиками. Получилось более чем убедительно и весомо. Только вот с очевиднейшими отсылками к «Восемь с половиной» Федерико Феллини.

В сухом остатке получается, что на обвинения в излишней цитатности Бергмана ответил цитатами из Феллини.

Но сейчас всё это пересматривать безумно интересно. Всё-таки окончательно Аллен-режиссёр (с точки зрения стиля) сформировался в середине 1980-х, и дальше не сбавлял скоростей. А в 1970-х любая его картина это поиски, нащупывание, раздумья, метод проб и ошибок.

Комментировать

Китайские челюсти

А вот художественный фильм «Мег: Монстр глубины». Необязательная для просмотра картина, но кейс интересный. Голливудские проныры собрали удобоваримый кастинг-лист, отчистили от нафталина режиссёра Тёртлтауба, придумали очередную историю про гигантскую кровожадную акулу и… продали всё это дело китайским товарищам, желающим поучаствовать в большом кино made in Hollywood.

Бюджет там нешуточный – $150 млн, бóльшая часть которого, судя по всему, пришла из Поднебесной. То есть, наши технологии за ваши деньги. Если взлетит, подобный подход может стать трендом.

Комментировать

Fighting… Loving… Killing…

Как известно, любимые фильмы детства (детско-юношеского периода) лучше не пересматривать. То, что в конце 1980-х казалось по-настоящему драматичным действом с отточенными диалогами и (конечно же!) ошеломительным экшеном при пересмотре десятилетия спустя обнаруживает в себе сюжетную беспомощность и слабые лицедейские навыки кумиров детства. Да, есть исключения! Но на то они и исключения.

Но есть один фильм, который я физически не могу выключить, случайно попав на телепоказ: «Одинокий волк Маккуэйд» Стива Карвера. Очень неброская, но уверенная режиссура, Чак в самом соку, великий артист Кэррадайн, пробивающая на скупую мужскую слезу музыка Франческо Де Мази (там везде торчат уши маэстро Морриконе, но это тема отдельного разговора), подчёркнуто хрестоматийный сюжет о любовном треугольнике (good guy влюбляется в женщину плохого парня).

И две гениальных сцены: финальная драка и когда Чака закопали на три метра в землю в его чудо-джипе. Он пришёл в себя, открыл банку пива и вдавил педаль газа в пол. Там вся прелесть именно в этой банке пива. Мол, неважно, выживу или нет. Но надо холодненького перед возможно последним боем хлебнуть.

А в остальном – лучше не пересматривать, да.

Комментировать

За пределы

А вот художественный фильм «Конформист» режиссёра Бернардо Бертолуччи. Понятно, что шедевр, понятно, что классика. Но за этими словами зачастую прячется ярлык, сформировавшееся когда-то отношение, передающееся по прошествии времени из уст в уста.

Тут же шедеврален (буквально!) почти каждый (буквально!) кадр. И совершенно точно – каждая сцена. Недосягаемый уровень. В таких случаях всё так или иначе сводится к мышлению режиссёра. Это разговор именно о нём (о мышлении). Это ни ремесло, ни навык или умение. А, так сказать, музыка сфер. Которую подавляющее большинство не слышит, а он – слышит.

Комментировать

Лучше меньше, да лучше

Подумалось относительно сериалов. При всех очевидных и уже не единожды проговорённых плюсах телевизионного контента (авторы имеют условные временные ограничения, что позволяет внятно формулировать мысли, смыслы и находить для них адекватную форму подачи) остаётся одна, так сказать, загвоздка. А именно: количество времени, затрачиваемое на просмотр. Это, как минимум, десять часов на сезон. Что много. За это же время, если в принципе принято решение потратить его на просмотр чего-то, можно ознакомиться с 5-6 полнометражными фильмами. И речь не о новинках, качество которых зачастую оставляет желать лучшего, а о чём-нибудь из классики мирового кино.

По существу вывод тут может быть только один. Меньше тв-продукции, больше классики.

Комментировать

Одна команда

Премьера «Лета» Кирилла Серебренникова на Каннском кинофестивале.

Премьера на «Кинотавре».

Справедливости ради, надо заметить, что что-то по этому поводу было всё-таки сказано Александром Роднянским со сцены, но сути дела это не меняет.

Впрочем, винить в чём-то (как минимум, в лицемерии) артистов и продюсеров тоже некорректно. Просто такова система координат. Если хочешь остаться в профессии – держи нос по ветру. А за рубежом – делайте, что хотите.

Комментировать

Раз сказ, два сказ

Второй сезон «Рассказа служанки» оставляет пока, мягко выражаясь, смешанные впечатления. Сплошное топтание на месте, банальное растягивание хронометража. На уровне смыслов – вообще ноль. С окончательными выводами, конечно, стоит обождать, но пока похоже на классическую в таких случаях историю: после успеха (заслуженного) первого сезона следующий сезон снимается на автомате. Из коммерческих, а не художественных или эстетических побуждений. Что, впрочем, и неудивительно.

Комментировать

Day of Reckoning

К разговору о B-movie, которое порой бывает интересней и содержательней толстокожей мейнстрим-продукции. Яркий пример – «Универсальный солдат 4» режиссёра Джона Хайамса (сына своего отца, Питера Хайамса). Там ведь в какой-то момент и правда удивительные энергии с экрана начинают исходить. Банальнейший казалось бы боевик с научно-фантастической начинкой приобретает черты вполне удобоваримой притчи. Да и снято, чисто технически, с выдумкой и огоньком. Смотрел 6 лет назад, а кажется – будто вчера.

Комментировать

Принц Датский

Ещё подумалось про режиссёра Рёфна… Принято считать (и на это есть множество вполне увесистых оснований), что в датском кинокоролевстве имеется Ларс и все остальные. Но! Если в режиме реального времени – здесь и сейчас – взглянуть на ситуацию не предвзято, есть причины для сомнений. И сомнения эти в пользу Николаса Виндинга.

По факту человек получил доступ к американским деньгам, снимая при этом на сто процентов авторские вещи. Главное, что от него другого и не просят. Это не результат каких-то сложносочинённых компромиссов, а чёткая позиция продюсеров. Давай, мол, твори, а уж необходимые суммы мы обеспечим. И это, конечно, уже другой уровень. Во многом уникальная ситуация. Тем интереснее, как долго молодой ещё в сущности режиссёр будет ей пользоваться. И куда забредёт в своих содержательно-формальных поисках.

Комментировать

Стивен Руки-ножницы

История о том, как режиссёр Спайк Джонз не мог найти нужных монтажных решений для фильма «Она», отдал черновую версию Содербергу, и тот через сутки (!) принёс готовый вариант, широко известна.

Но с его новой картиной «Птица высокого полета» ещё интереснее. Пишут, что первая смонтированная версия была готова спустя три часа после окончания съёмок. И ведь для себя делает, не рекордов ради. То есть, подобная скорость – творческий метод, где изначально всё просчитано до последнего миллиметра. Когда ещё до начала съёмок знаешь, как всё выглядеть должно. Этакая машина по производству киноконтента высочайшего уровня. Но там, конечно, не хватает какой-то теплоты, душевности, тех самых творческих сомнений. Режет скальпелем.

Ну, то есть шансы, что режиссёр Содерберг будет два года что-то снимать, а потом столько же монтировать, рассказывая в каждом интервью, какая нелёгкая эта задача, найти правильную интонацию и т.д. и т.п. равны нулю.

В 26 лет стал обладателем «Золотой пальмовой ветви», в 2001-м дважды был представлен в оскаровской номинации «Лучший режиссёр». К рекордам ему не привыкать. Но три часа на монтаж – всё равно какая-то запредельная скорость.

Комментировать