Стивен Руки-ножницы

История о том, как режиссёр Спайк Джонз не мог найти нужных монтажных решений для фильма «Она», отдал черновую версию Содербергу, и тот через сутки (!) принёс готовый вариант, широко известна.

Но с его новой картиной «Птица высокого полета» ещё интереснее. Пишут, что первая смонтированная версия была готова спустя три часа после окончания съёмок. И ведь для себя делает, не рекордов ради. То есть, подобная скорость – творческий метод, где изначально всё просчитано до последнего миллиметра. Когда ещё до начала съёмок знаешь, как всё выглядеть должно. Этакая машина по производству киноконтента высочайшего уровня. Но там, конечно, не хватает какой-то теплоты, душевности, тех самых творческих сомнений. Режет скальпелем.

Ну, то есть шансы, что режиссёр Содерберг будет два года что-то снимать, а потом столько же монтировать, рассказывая в каждом интервью, какая нелёгкая эта задача, найти правильную интонацию и т.д. и т.п. равны нулю.

В 26 лет стал обладателем «Золотой пальмовой ветви», в 2001-м дважды был представлен в оскаровской номинации «Лучший режиссёр». К рекордам ему не привыкать. Но три часа на монтаж – всё равно какая-то запредельная скорость.

Комментировать

Лучше больше, да лучше

Справедливости ради необходимо заметить: при всех бесконечных разговорах о том, что через двадцать лет будет один сплошной Netflix, с художественными фильмами у них дела пока обстоят значительно хуже, чем с сериальной продукцией. И не совсем понятно, с чем именно связан такой качественный разрыв. Вроде принципы работы те же самые, а итоговый результат – проще, площе и банально слабее.

P.S. Да, есть исключения, но это именно исключения, а не правило.

Комментировать

Сила Поднебесной

Если посмотреть на кассовые сборы в мире за 2018 год, то выяснится прелюбопытный факт (тенденция наметилась уже давно, и тем не менее). Четыре фильма из первой десятки – made in China. При этом у первых двух – «Детектив из Чайнатауна 2» и «Операция в Красном море» – сборы на родине, прямо скажем, впечатляющие.

Лет через пять в топ-10 мирового бокс-офиса голливудские блокбастеры, скорее всего, будут редкими гостями.

Комментировать

И нашим и вашим

Если присмотреться к фильмографии режиссёра Спилберга (а к ней по-хорошему надо не только присматриваться, но и знать наизусть), то можно обнаружить интересную закономерность. Маэстро любит стрелять дуплетом.

1993 год – «Парк Юрского периода» / «Список Шиндлера»
2002 год – «Особое мнение» / «Поймай меня, если сможешь»
2005 год – «Война миров» / «Мюнхен»
2011 год – «Приключения Тинтина: Тайна “Единорога”» / «Боевой конь»

На стыке 2017-2018 годов аналогичная ситуация. Сейчас на экранах «Секретное досье» (мощная и очень актуальная работа, заслуживающая самого пристального внимания), а уже через месяц «Первому игроку приготовиться».

При этом, во всех этих дуплетах очевидна закономерность. Одна работа – sci-fi (за исключением «Приключений Тинтина»), вторая – драма, основанная на реальных событиях.

Фантастическая работоспособность и разносторонность.

Комментировать

Дело техники

Начал смотреть сериал “Мозаика” режиссёра Стивена Содерберга. Содержательно пока ещё ничего не понятно (не факт, кстати, что к финалу что-то изменится), но нельзя не обратить внимание на формальную сторону вопроса. Содерберг работает здесь только с естественным освещением. По большому счёту, технический приём. Радикально экономится время на съёмочной площадке. Но использует режиссёр его (приём) совершенно осознанно, превращая, тем самым, в элемент эстетики. Будь там постановочный свет (освещение), была бы совсем другая история. В прямом и переносном смысле.

Ну и монтажные решения. Как-то всегда было принято восхищаться оператором Питером Эндрюсом, но монтажёр Мэри Энн Бернард тут просто чудеса творит. И на пальцах этого не объяснить, это видеть надо.

Комментировать

Когда деревья были большими…

К разговору о кассовых сборах, блокбастерах и зрителях… Просто цифры (суммы с учётом инфляции):

1. В 1965 году экранизация Бориса ПастернакаДоктор Живаго” собрала в США  $1,108,529,600.
2. В 1968 году “Космическая одиссеяСтэнли Кубрика – $386,995,100.
3. В 1972 году “Крёстный отецФрэнсиса Форда Копполы – $704,778,500.
4. В 1973 году “Изгоняющий дьяволаУильяма Фридкина – $987,650,600.
5. В 1975 году “Пролетая над гнездом кукушкиМилоша Формана$479,410,200.

В 1977 году вышли “Звёздные войныДжорджа Лукаса и изменили правила игры.

Комментировать

A Place Both Wonderful & Strange

Да, и ещё про номинации на “Золотой глобус”. Артиста Маклахлена за “Твин Пикс” в заветные списки включили, а сам сериал и режиссёра Линча – нет. Есть подозрение, что Дэвид не переживает по этому поводу, но сие во многом симптоматично и одновременно нелепо. Впрочем, третий сезон снимался не для наград, а для истории, поэтому – не суть…

Комментировать

Допрос

Смотрю (с огромным удовольствием) «Охотника за разумом». Формально – 3-4 человека весь сериал сидят в кабинетах и разговаривают. От экрана при этом совершенно невозможно оторваться. И дело тут не только в содержании их речей, но и в том как именно всё это снято. Шикарные ракурсы, едва заметные наезды камеры, выверенные до последнего миллиметра средние планы, близкая к идеалу геометрия кадра и т.д. В отечественных же сериалах всё… ну, понятно…

Собственно, около трёх месяцев назад подобные мысли уже посещали и здесь фиксировались. Но по-прежнему совершенно непонятно, что конкретно мешает делать лучше и качественнее. Лень? Нехватка времени? Банальное отсутствие таланта? Наплевательское отношение к конечному результату и зрителям?

Комментировать

Дайте стрима!

На Deadline вчера вышла любопытная заметка о том, как Киноакадемия решила думу думать на тему: что делать с продукцией Netflix применительно к оскаровскому сезону. Номинировать или игнорировать, и как вообще к этому относиться. Начались телодвижения, похоже намечается полноценная дискуссия. Чтобы формально соответствовать требованиям, боссы Netflix придумали гениальную в своей простоте штуку: выкупают недельный слот в нескольких кинотеатрах, пускают там соответствующую картину, и готово! Фильм официально был в прокате, а значит имеет полное право для выдвижения на любые кинопремии.

Всё это очень интересно. Хотя, если смотреть в долгую, никаких иных вариантов у Киноакадемии, кроме как признать продукцию Netflix “полноценными” полнометражными фильмами, попросту нет.

Комментировать

Show Me The Money!

Если на фильмографию режиссёра Аронофски посмотреть под углом бокс-офиса (цифры по сборам в США, без учёта мирового проката), интересные вещи обнаруживаются.

Дебютный “Пи” в 1998-м стартовал на одном (!) экране, и при бюджете $60 тыс. собрал в итоге $3,2 млн. Результат выдающийся! “Реквием по мечте” де-факто и де-юре провалился. Бюджет $4,5 млн, сборы – $3,6 млн. Но быстро возникший культ вокруг фильма, думается, огорчение продюсеров скрасил. Через шесть долгих лет выходит “Фонтан” с уже взрослым бюджетом $35 млн, и вот тут провал полный и безоговорочный –  $10,1 млн. Аронофски, очевидным образом, делает выводы и возвращается к тихому indie. Бюджет “Рестлера” $6 млн, сборы – $26,2 млн. На волне успеха снимает “Чёрного лебедя” за скромные $12 млн, а собирает $106,9 млн. “Рестлера” и “Чёрного лебедя” делали на Fox Searchlight. У людей отличный нюх, что тут сказать. Словом, выясняется, что режиссёр всё-таки умеет зарабатывать деньги. И тут Paramount выкладывает $125 млн на “Ноя” и… снова провал, $101,2 млн. По идее, тут бы студии с Аронофски и расстаться. Но нет! Дали вполне приличные $30 млн на «Маму!». И в штатах уже ничего не заработают.

К чему это всё. После беглого взгляда на цифры пара выводов всё-таки напрашивается. Первое: работая с микробюджетами можно зарабатывать очень приличные деньги (с точки зрения вложения/доход – деньги астрономические). Второе: при всём уважении к авторам, больше $50-60 млн им лучше не давать. Не вернут. Третье: при должном маркетинге (качество фильма считаем фактом априорным) бюджеты в $5-15 млн могут приносить существенный доход.

Комментировать