Мёртвый бассейн 2

Так вот о художественном фильме «Дэдпул 2» режиссёра Дэвида Литча, где Райан Рейнольдс продолжает веселиться на всю катушку, выворачивая наизнанку все приёмы и повествовательные тропы жанра кинокомикс. На этот раз его герою противостоит путешественник во времени Кейбл (Джош Бролин), решивший во что бы то ни стало убить мутанта-подростка Рассела.

Оригинал 2016 года пленил бесшабашным подходом и нарушением всех (ну или почти всех) писаных и неписанных правил. Осознанно разрушая четвёртую стену, авторы развязывают своему герою руки и язык. Дэдпул отвешивает реплики (чаще – с перчинкой, временами – на грани хорошего вкуса) по-любому поводу, высмеивая и иронизируя не столько над коллегами в кадре, сколько над зрителями, пришедшими в кинозал.

Главной опасностью для сиквела являлись классические в таких случаях грабли: повторение выигрышных ходов, отсутствие новых идей, топтание на месте. Режиссёр Литч их элегантно обошёл, оставив собственный лоб в целости и сохранности. В продолжении, как ни странно это прозвучит, очень бережно подошли к сюжетной основе. В первой части он (сюжет) носил во многом декларативный характер. Фильм брал другим, молодецким задором и драйвом. Очевидно, была проведена внушительная работа над ошибками и недочётами. Да, это по-прежнему здорово придуманный постмодернистский капустник с бесконечным количеством отсылок и киноманских подмигиваний, но здесь есть и характеры, и идеи. В самом начале Дэдпул сообщает, что сиквел будет семейным фильмом. С поправкой на рейтинг так и оказывается.

Литч же вволю покуражился по части экшна. Он это умеет и любит. Снято всё (а экшн-сцен здесь реально много) со знанием дела и завидной выдумкой.

Словом, тот случай, когда вторая часть во многих смыслах и компонентах интересней оригинала. Для заведомого блокбастера это и вовсе именины сердца.

Комментировать

Мы вас видим

На этой неделе в прокате стартовал художественный фильм «Анон» режиссёра Эндрю Никкола, и по этому поводу хочется сказать несколько слов. Недалёкое будущее, все граждане сохраняют личные воспоминания на отдельных серверах (там же хранится исчерпывающая информация об их владельцах), к которым полиция имеет неограниченный доступ. Вся информация передаётся за считанные секунды и демонстрируется на сетчатке глаза смотрящего. Несмотря на созданную систему тотального контроля, полиция сталкивается с убийствами, память жертв которых была отредактирована. Ведущий расследование детектив Сол Фриленд (Клайв Оуэн) понимает, что столкнулся с хакером нового типа.

После захода на территорию чистой драмы («Хорошее убийство» 2014 года, кино достойное и во многом недооценённое) режиссёр Никкол возвращается в родные пенаты умного sci-fi, где будущее выглядит почти как настоящее, а поставленные автором вопросы носят самый что ни на есть актуальный характер. Его «Анон» осмысляет (как минимум, пытается осмыслить) этические и политические проблемы, связанные с проникновением цифровых технологий в каждый закоулок человеческой жизни, когда оффлайн из обыденности превращается в нечто уникальное.

В жанровой табели о рангах новая работа Никкола обнаруживает себя между нуаром и киберпанком (принадлежность к sci-fi фундаментальна и не требует отдельного упоминания). Режиссёр обходителен и достаточно точен в формальных решениях: например, его совершенно не интересует экшн, в меньшей степени – результаты расследования; главное тут – его (расследования) ход. Процесс складывания в сущности незамысловатого ребуса интересует Никкола больше всего остального. Возможно как раз из-за этого развязка истории не производит эффекта разорвавшейся бомбы и т.п. «Анон» – не про это, он больше о смыслах.

При этом, впрочем, необходимо сделать важную оговорку: талантливый новозеландец не выходит за рамки классических футуристических прогнозов и не являет миру принципиально новой концепции о бытие в цифровую (или даже постцифровую) эпоху. Ощущение чего-то значимого (а «Анон», как минимум, достоин ознакомления) возникает благодаря сочетанию продуманного содержания и чарующей, стильной формы.

Да, это не уровень «Гаттаки», но значительно лучше «Времени» и тем более «Гостьи», что само по себе уже повод…

Комментировать

Побег

Так вот несколько слов о художественном фильме «Собибор» режиссёра Константина Хабенского. Картина основана на реальных событиях: в октябре 1943 года в концлагере Собибор под руководством советского лейтенанта Александра Печерского было поднято восстание. Заключённым удалось перебить большинство офицерского состава СС и бежать.

Выдающийся артист (без скидок и преувеличений) Хабенский решил дебютировать в режиссуре сложной историей времён Великой Отечественной войны, взяв за основу уникальный случай успешного бунта против нацисткой машины смерти. Содержательная сторона в таких случаях, как правило, берёт вверх над формальной. Тут не до выкрутасов и выкидывания коленец, нужно, чтобы всё было строго, по делу и существу. Впрочем, данный вопрос всегда находится в компетенции постановщика, достаточно вспомнить «Жизнь прекрасна» Роберто Бениньи. Хабенский решил идти по простому, но проверенному пути. Его «Собибор» – это хорошо собранный механизм, где совершенно точно нет лишних деталей, но, увы, нет и признаков настоящего вдохновения. Крепкая ремесленная работа, в которой скорее чувствуются опасения о возможных ошибках, нежели дерзкая бесшабашность.

Во многом это кино идеологического толка, призванное напомнить о подвиге предков (и сам по себе этот месседж, безусловно, ценен и важен), что априори накладывает известные ограничения при реализации. Идейным вдохновителем проекта выступил, как известно, министр Мединский. В таких случаях каких-то неожиданностей ждать не приходится. Их, собственно, и нет.

У Хабенского получился идеальный телефильм для вечернего прайм-тайма федеральных каналов. Для их целевой аудитории. Плохо ли это? Отнюдь. Но что из себя представляет режиссёр Хабенский, так и осталось загадкой. Как минимум, пока.

Комментировать

Бесконечная война

На этой неделе в прокате стартовал художественный фильм «Мстители: Война бесконечности» братьев Руссо, где герои вселенной Marvel объединяются в противостоянии с могущественным Таносом, перескакивая с планеты на планету и с одной сюжетной линии на другую. И по этому поводу хочется сказать несколько слов.

Вводные данные тут вполне очевидны. Для продюсера Файги «Война бесконечности» – тот самый Эверест, на вершину которого франшиза забиралась на протяжении десяти лет. Безумная на первый взгляд идея – выпускать каждый год минимум по два кинокомикса с голливудскими звёздами класса A, чтобы в какой-то момент объединить их всех (в двух предыдущих частях «Мстителей» звучных имён было заметно меньше) в одном фильме – реализована, и начала свою жатву в мировом бокс-офисе. Но цифры тут вторичны (впрочем, с этим продюсеры могут как раз не согласиться), важнее – реализация изначально заложенного в проект потенциала. И с этой точки зрения хороших новостей, пожалуй, нет.

«Война бесконечности» являет собой пример идеальной бизнес-машины, над которой не один год корпели лучшие из лучших. Здесь всё вылизано до блеска, шутки шутятся ровно там, где и должны. Имеет место даже вполне жизнеспособный драматический мини-сюжет из серии «отцы и дети». Но общий вес повествования настолько велик (за счёт нескончаемого количества персонажей, которым в прямом и переносном смысле невозможно развернуться на отведённой каждому территории), что все старания сценаристов так или иначе оборачиваются сплошным бадабумом. Думать тут не просто опасно, а строго воспрещается. В обратном случае, вся сюжетная конструкция начинает трещать по швам.

Ничего удивительного, впрочем, в этом нет. Напротив, всё закономерно. Сама концепция ничего иного и не подразумевала. Кто ждёт чего-то по-настоящему содержательного – можно проходить мимо. Остальным же работа братьев Руссо скорее всего придётся по вкусу. То есть, исключительно вопрос собственных ожиданий.

Чуда не случилось. Изначально коммерческий продукт оказался ровно тем, чем и должен был быть. Скучно? Да, безусловно. Просто важно не забывать о том, что чудес не бывает.

Комментировать

Фейсконтроль

На этой неделе в прокат вышел художественный фильм «Лицо» режиссёра Малгожаты Шумовской, взявший Гран-при последнего Берлинского кинофестиваля. И по этому поводу хочется сказать несколько слов.

В польском приграничном городке живёт парень Яцек: слушает рок-музыку, гуляет с собакой, ходит на свидания, работает на возведении самой высокой в мире (выше, чем в Рио-де-Жанейро) статуи Христа. В результате несчастного случая парень попадает в больницу, где ему в прямом смысле слова пересаживают лицо. Не будучи красавцем и до трагедии, после неё Яцек окончательно превращается в местного Квазимодо. С ним все хотят сфотографироваться (как со зверушкой в зоопарке), но никто не хочет общаться.

Занятно, что сюжетная канва фильма, в которой совсем несложно уловить прозрачную метафору о масках (лицах), которые мы меняем каждый день, взята из жизни. Это касается и главного героя, и той самой статуи. Проще говоря, Шумовская не фантазировала «с нуля», а художественно переработала реальные события с реальными людьми. Получилось вполне трогательно, с мощным – что, на первый взгляд, может показаться странным, учитывая драматический фундамент повествования – сатирическим подтекстом.

С фигурой протагониста режиссёр обходится очень деликатно, его метания и страдания показаны скорее безоценочно. Да, может вызвать жалость, но не более. Мишенью для ядовитых стрел Шумовской в «Лице» выступает церковь. И речь тут именно о сатире. Режиссёр явно не собирается идти в крестовый поход против этого социального института, но некоторые моменты (лицемерие, морализаторство) подмечает очень точно.

Как однажды сформулировал классик: лицом к лицу лица не увидать. А Шумовская смогла. Результат её пристального взгляда отнюдь не шедевр, но, как минимум, крепкое фестивальное кино. Которое интересно смотреть и приятно вспоминать.

Комментировать

С игры

Так вот о художественном фильме «Тренер» режиссёра-дебютанта Данилы Козловского, в котором артист Козловский играет изгнанного из сборной России по футболу Юрия Столешникова, рискнувшего возглавить провинциальную команду «Метеор», чтобы добиться с ней небывалого успеха.

«Тренер» идёт протоптанными сонмом голливудских фильмов (только вместо соккера там любимые нацией бейсбол или американский футбол) тропинками, разыгрывающими на разные лады один и тот же хрестоматийный сюжет: сброшенный с пьедестала народного обожания главгерой берётся за руководство детской/юношеской/взрослой команды неумех, доказывая себе и окружающим, что путь к спортивным вершинам открыт для всех, нужно лишь желание. В этом смысле картина, как минимум, не оригинальна. Но снята (сделана) с видимым желанием и энергозатратами.

Итоговый результат, прямо скажем, не потрясает воображение и вряд ли задержится в памяти дольше чем на два-три дня после просмотра, однако же вполне успешно справляется со своей основной функцией: во время просмотра не скучно, а некоторые сюжетные ходы даже вызывают отклик. Да, подобная аргументация из серии «могло быть и хуже». И ведь правда могло. А получилось вполне смотрибельное (пусть и одноразовое) кино для широких масс, с расчётом на кассу.

При этом, нельзя не отметить, на отдельных участках и в отдельных компонентах у режиссёра Козловского получилось действительно лучше и сочнее, чем у многих куда более многоопытных коллег по цеху. Отсутствие опыта было восполнено молодецким задором. Что уже хорошо, уже симпатично.

«Тренер», в сущности, такая мейнстрим-безделушка, задающая определённую планку жанровым картинам отечественного производства. Если в год на экраны будет выходить хотя бы 10-15 таких работ – это будет совсем другой разговор. Дебютанту же, с учётом изначально поставленных задач, стыдиться нечего. Как говорится, гол плюс пас!

Комментировать

Тихо в лесу

Так вот о художественном фильме «Тихое место» режиссёра Джона Красински. На дворе 2021 год. Молодая семья (Красински, беременная Эмили Блант и двое детей) живёт в лесной чаще, придерживаясь строжайшего режима тишины. Никаких слов и даже звуков. Причина: твари неизвестного происхождения, реагирующие на любой шум. Встреча с ними для каждого из людей совершенно точно станет последней.

Артист Красински дебютировал в режиссуре даже не вчера. В 2009-м на экраны вышли «Короткие интервью с подонками», в 2015-м – «Холлеры». Обе картины – милейшее indie-movie, снятое с любовью. Казалось, так будет и дальше. Новая режиссёрская работа каждые 3-4 года для премьеры на «Сандэнсе» и аплодисментов фестивальной публики. Хоррор «Тихое место» это предположение разбивает в пух и прах. Джон Красински решил шагнуть на территорию жанра (не самого, к слову, простого и во многом дискредитированного), имея в загашнике несколько хороших идей, красивую метафору и, как оказалось, необходимые навыки для достойной реализации собственных задумок.

По факту, Красински не изобретает ничего с нуля. Но, и это важно, талантливо использует наработки коллег по цеху. В сущности, «Тихое место» даёт ровно то, на что и претендует. Редкий по нынешним временам баланс между ожиданиями и результатом. Ценители жанра оценят складность и ладность повествования, желающие копнуть чуть глубже поразмышляют над очевидной метафоричностью вынужденного молчания главных героев (только об этом при желании можно написать с десяток статей, выкладывая различные интерпретационные пасьянсы). Главное же тут то, что режиссёру удалось увязать все составляющие вместе, избежав при этом провисаний и пробуксовок. Всё чинно, благородно, со вкусом.

Собственно именно так и должен выглядеть качественный жанровый продукт. Таковых в настоящий момент, увы, немного. На этом фоне работа Красински выглядит чем-то бóльшим. Выглядит вполне заслуженно.

Комментировать

Способная ученица

На этой неделе в прокат вышел художественный фильм «Мария Магдалина» режиссёра Гарта Дэвиса, и по этому поводу хочется сказать несколько слов. Руни Мара присоединяется к группе последователей пророка из Назарета Иисуса (Хоакин Феникс). Спорит с Петром и Иудой, присутствует на Голгофе во время распятия, первой видит Христа после воскресения.

Австралиец Дэвис, выстреливший в прошлом году «Львом» (картиной достойной, но, думается, переоценённой), обращается к одной из самых противоречивых фигур Евангелие. Выполняя, тем самым, прежде всего просветительскую функцию. Для подавляющего большинства Магдалина – блудница, прозревшая после встречи с Иисусом. Режиссёр исходит из другой предпосылки: Мария была равноправной ученицей Мессии, возможно, его любимой последовательницей. Но, как всегда и во всём, в первую очередь важна реализация. И с этим у «Магдалины» наблюдаются определённые проблемы. Не катастрофичные, но существенные.

Очевидно, Гарт Дэвис достаточно внятно сформулировал цель своего повествования (а именно: показать последние дни Иисуса глазами Магдалины), но не определился с методами и инструментарием. Картине категорически не хватает драйва и ярких, обращающих на себя внимание авторских решений. Неспешность, которая поначалу создаёт в кадре какое-то настроение, ближе к середине трансформируется в скучный – для зрителей и, кажется, героев – пересказ. Относительно небольшое количество диалогов оставляет вопросы по части мотивации и внутренних переживаний самой Марии. Артистка Мара играет лицом и глазами, но этого мало. Ответов как не было, так и нет.

В данном тематическом разделе есть две вершины, два пика: «Последнее искушение Христа» Скорсезе и «Страсти Христовы» Гибсона. Фильму Дэвиса до них бесконечно далеко, разные планеты, разные вселенные. Хотя на уровне задумки шансы, пожалуй, были. Не сложилось.

Комментировать

Сила одиночки

А вот художественный фильм «Жажда смерти» режиссёра Элая Рота, где Брюс Уиллис решает взять правосудие в свои руки, объявляя охоту на убийц жены (пострадавшая во время покушения дочь лежит в коме).

На самом деле всё оказалось не так плохо, как могло показаться по трейлерам и прочим входящим данным. Режиссёр Рот, никогда не хватавший звёзд с неба, снял вполне пристойный олдскульный боевик, где лысина и фирменный прищур артиста Уиллиса смотрятся как влитые. Сценарист Карнахан вполне корректно обошёлся с классикой жанра 1974 года. Осовременил, сместил акценты, но оставил подкупающую прямолинейность.

Следует ли из этого, что римейк обязателен к просмотру? Нет, отнюдь. Это в большей степени guilty pleasure. Просто могло быть значительно хуже и слабее. А получилось, как минимум, не стыдно (естественно, с учётом жанровой специфики).

Комментировать

Repulsion

Да, так вот о художественном фильме «Не в себе» режиссёра Стивена Содерберга. Где молодая женщина Сойер Валентини (Клэр Фой) по своей воле попадает в психлечебницу, но не по своей там удерживается. Её мучает бред преследования, всюду мерещится некий Дэвид Стрейн (Джошуа Леонард). Однако, не исключено, что этот мужчина внушительной наружности и правда следит за Сойер…

«Не в себе» – первый полноценный хоррор в карьере Содерберга. И первый фильм, снятый режиссёром на айфон. Эта техническая деталь, безусловно, отложила отпечаток на манеру и качество (во всех смыслах) съёмки, но не является смыслообразующим элементом. Или является… всё зависит от позиции, которую займёт зритель.

В одном из интервью Содерберг фактически сформулировал своё творческое кредо: I’m process-driven, I’m not result-driven. Идеальное объяснение для фильмов калибра «Не в себе». В первую очередь, это мастерски сыгранный этюд, не претендующий на статус тяжеловесного авторского высказывания. Содерберг их (высказывания) вообще не очень любит. Куда важнее удачный ракурс, апробация нового приёма, созданные для самого себя рамки и границы.

История Сойер Валентини – крепкая жанровая работа (нельзя не признать, фильм захватывает в буквальном смысле с первых минут), в которой коллеги по цеху могут обнаружить чисто профессиональные новшества. Но, думается, для самого режиссёра это всего лишь строчка в собственном чеклисте под условным названием «Это я умею, а это ещё не пробовал». С точки зрения навыков и умений (не только как постановщик, но и оператор, и монтажёр) Стивен Содерберг умеет действительно всё. Теперь вот выяснилось, что может снять более чем смотрибельное кино на детище Стива Джобса.

Событие? Нет. Скорее любопытный прецедент.

Комментировать