Сила слова

В марте 1926 года Сергей Эйзенштейн и оператор Эдуард Тиссэ отправились в Берлин на международную премьеру «Броненосца Потёмкин». Но сразу по прибытию всё пошло не по плану. Во-первых, немецкие власти были не в восторге от идеи демонстрации фильма со столь очевидным пропагандистским пафосом. Во-вторых, кинообщественность оказала Эйзенштейну откровенно прохладный приём. Да, он познакомился и с Лангом и с Мурнау, но те всячески давали понять, что говорить им с молодым советским режиссёром не о чем.

В итоге на немецкие экраны фильм вышел 29 апреля 1926 года. Спустя три дня с момента отъезда Эйзенштейна и Тиссэ в Москву. Никакого ощутимого (по-настоящему ощутимого, чего все боялись) эффекта на публику картина не произвела. И тут в Берлин приезжают главные звёзды эпохи: Дуглас Фэрбенкс и Мэри Пикфорд. Голливудская пара с порога заявила, что хочет посмотреть “Потёмкина”. Им в экстренном порядке организовали показ. После просмотра Фэрбенкс сказал, что этот киносеанс стал «самым сильным и глубоким переживанием в его жизни». Цитата мгновенно разлетелась по всем СМИ. На следующий день Сергей Михайлович Эйзенштейн проснулся режиссёром с мировым именем.

Показательнейшая история, наглядно доказывающая, что ничего не меняется в этом подлунном мире.

Комментировать

ММКФ. “Перикле чёрный”

На ММКФ показали художественный фильм «Перикле чёрный» режиссёра Стефано Мордини, участвовавший в этом году в программе “Особый взгляд” Каннского кинофестиваля. Сей факт доказывает, что и в программе “Особый взгляд” было не всё так гладко.

Режиссёр Мордини рассказывает историю бандита Перикле, выполняющего мелкие поручения дона Луиджи. В результате неудачного стечения обстоятельств из-за Перикле может разгореться криминальная война, что заставляет героя залечь на дно в маленьком французском городке. Там он встретит женщину, в которую готов будет влюбиться.

Фильм итальянца вполне сносно смотрится. Ждёшь дальнейшего развития событий, следишь за развитием центральных характеров. Но после появления на экране финальных титров понимаешь, что тебя обманули. Да, Мордини несколько разукрасил набор проговариемых им банальностей (речь не только о сюжете, но и об эстетике, киноязыке), но сути дела это не меняет. Банальности остаются таковыми везде и всегда. Имеет место трогательная перепевка великой песни “Wild Is the Wind”, однако на общее положение дел этот нюанс повлиять не в силах.

Очень средне по всем фронтам. Более-менее ясно, чего режиссёр хотел. И совершенно ясно, что у него это не получилось.

Комментировать

Вклады и депозиты

На церемонии открытия ММКФ Сергей Соловьёв получил Специальный Приз за вклад в мировой кинематограф. На днях на кинофестиваль приехал Стивен Фрирз, ему вручили приз «За выдающийся вклад в мировое киноискусство». На свою ретроспективу в Москву заглянул испанский классик Карлос Саура, был удостоен приза «За выдающийся вклад в мировое киноискусство».

Если память не изменяет, приз за вклад в мировой кинематограф всегда был один и вручался одному человеку. А тут – настоящая распродажа. Причины, в общем-то, на поверхности. Приехал, получил, и вроде уже не зря приезжал. Логика у Фрирза с Саурой наверняка примерно такой и была. Но к ним как раз вопросов никаких. Вопросы тут исключительно к администрации киносмотра.

Комментировать

ММКФ. “11 минут”

Посмотрел «11 минут» польского классика Ежи Сколимовского. Режиссёр берёт на вооружение давно опробованный повествовательный приём, когда несколько персонажей пересекаются между собой по касательной, чтобы в финале образовать настоящий узел, развязать который уже будет невозможно. Достаточно вспомнить оскароносное «Столкновение» Пола Хаггиса.

Ничего принципиально нового Сколимовский не говорит и не сообщает. Да и возможно ли. Это спокойное, не без приятных деталей размышление пожившего и знающего жизнь режиссёра о сиюминутности человеческого бытия, и одновременно о взаимосвязи всего и вся. Стоит ли за конкретным событием случай или провидение – не так уж и важно. Любая биография это всего лишь маленькая, едва заметная линия, совокупность которых образует некий рисунок. Только вот понять и увидеть этот рисунок не представляется возможным. Увидеть его может только Художник, оставляющий линии-биографии на своём живописном полотне.

«11 минут» – красивое наблюдение, и не более. Стоит иметь в виду и возраст режиссёра. Многие в такие лета уже попросту неспособны снимать. Тут же, вдумчивый набросок. Подтверждение того, что рука крепка, а голова ясна. В некотором смысле, этого вполне достаточно.

Комментировать