Чистка рядов

Трилогию «Судная ночь» решили дополнить приквелом. Понятно, что цели тут прежде всего коммерческие, но, нельзя не отметить, что франшиза держит баланс между чистым жанром и продуманным социальным высказыванием.

Подробнее

Repulsion

Да, так вот о художественном фильме «Не в себе» режиссёра Стивена Содерберга. Где молодая женщина Сойер Валентини (Клэр Фой) по своей воле попадает в психлечебницу, но не по своей там удерживается. Её мучает бред преследования, всюду мерещится некий Дэвид Стрейн (Джошуа Леонард). Однако, не исключено, что этот мужчина внушительной наружности и правда следит за Сойер…

«Не в себе» — первый полноценный хоррор в карьере Содерберга. И первый фильм, снятый режиссёром на айфон. Эта техническая деталь, безусловно, отложила отпечаток на манеру и качество (во всех смыслах) съёмки, но не является смыслообразующим элементом. Или является… всё зависит от позиции, которую займёт зритель.

В одном из интервью Содерберг фактически сформулировал своё творческое кредо: I’m process-driven, I’m not result-driven. Идеальное объяснение для фильмов калибра «Не в себе». В первую очередь, это мастерски сыгранный этюд, не претендующий на статус тяжеловесного авторского высказывания. Содерберг их (высказывания) вообще не очень любит. Куда важнее удачный ракурс, апробация нового приёма, созданные для самого себя рамки и границы.

История Сойер Валентини — крепкая жанровая работа (нельзя не признать, фильм захватывает в буквальном смысле с первых минут), в которой коллеги по цеху могут обнаружить чисто профессиональные новшества. Но, думается, для самого режиссёра это всего лишь строчка в собственном чеклисте под условным названием «Это я умею, а это ещё не пробовал». С точки зрения навыков и умений (не только как постановщик, но и оператор, и монтажёр) Стивен Содерберг умеет действительно всё. Теперь вот выяснилось, что может снять более чем смотрибельное кино на детище Стива Джобса.

Событие? Нет. Скорее любопытный прецедент.

Подробнее

Рот на замок

Два повода для ожидания (без особых надежд, но тем не менее): 1. Второй режиссёрский опыт артиста Красински; 2. Сценарий вошёл в десятку лучших сценариев года. А там, конечно, всяко может получиться. Как со знаком плюс, так и со знаком минус.

Подробнее

Страшно / Интересно

Выяснилось, что совсем скоро (премьера в США намечена на март 2018 года) режиссёр Содерберг выпустит на свет своего хоррор-первенца «Unsane». Жанровая принадлежность картины (применительно к персоне постановщика) сама по себе очень любопытна, но там ещё важно помнить и о том, что всё было снято очень быстро. И снято на айфон. Буквально.

Подождём.

Подробнее

И вновь продолжается бой

На этой неделе в прокат вышел молодёжный хоррор «Счастливого дня смерти» режиссёра Кристофера Лэндона, ставший в штатах этаким жанровым открытием года (отличный рейтинг у критиков, кассовые сборы, десятикратно превышающие бюджет). И по этому поводу хочется сказать даже не несколько слов, а скорее обозначить любопытную деталь.

На концептуальном уровне фильм копирует культовый «День сурка»: главная героиня снова и снова проживает один день, в конце которого её гарантированно убивают. Тут интересна сама постановка вопроса, когда известную всяк и каждому временную петлю авторы обыгрывают в жанрах хоррор и триллер. То есть с самого начала никто не скрывает, что это вот такое упражнение на тему. Не собственное ноу-хау, а просто переосмысление классического приёма, известного зрителям в комедийно-мелодраматическом контексте. И получается это достаточно живо. В первую очередь потому, что никто не скрывает внутренней механики, не надувает щёки, так сказать.

По факту, конечно, проходная работа из серии «посмотреть одним глазком». Но сам подход вполне себе симпатичный.

Подробнее

Ходячие в ночи

И несколько слов о художественном фильме «Оно приходит ночью» режиссёра Трея Эдварда Шульца. Уже первые трейлеры всячески намекали на нестандартный подход к привычному казалось бы жанру хоррор. На самом деле, конечно, это не фильм ужасов, а постапокалиптическая драма, где причины случившейся катастрофы не имеют почти никакого значения по сравнению с тяготами существования оставшихся в живых.

Джоэл Эдгертон играет главу семейства (жена да сын; дедушку похоронили в самом начале), скрывшегося в лесах. Заражённые судя практически не доходят, а если и дойдут — получат вооруженный отпор. Ситуация меняется после появления в доме воришки. Оказывается, он тоже человек семейный, ищущий пропитания для ребёнка и супруги. После недолгих раздумий мужчины решают объединить усилия.

Для режиссёра Шульца сюжетный каркас с эсхатологическим привкусом — повод не для упражнений в жанре, а повод для разговора о природе человека в максимально экстремальных обстоятельствах. Когда каждая имеющаяся внутри червоточинка превращается в огромную чёрную дыру. Формальная сторона вопроса (что именно случилось? когда случилось? почему случилось?) тут глубоко вторична. На авансцене: битва характеров и «война всех против всех».

Получилось внушительно. Такие работы всегда с особой теплотой воспринимаешь: минимальный бюджет, хороший кастинг и (главное!) серьёзная тема для разговора и рефлексии. Рефлексии как режиссёрской, так и зрительской. Авторское кино в чистом виде, но с определёнными жанровыми завитушками. Словом, приятная встреча.

Подробнее