Назад в прошлое

Посмотрел сериал “11.22.63», снятый по роману Стивена Кинга. Об экранизациях (как для большого экрана, так и для ТВ) писателя при желании можно написать большой текст. Если совсем коротко, Стивену с ними (экранизациями) не очень-то и везло. Да, есть “Побег из Шоушенка», “Кладбище домашних животных», “Сияние” (тут, впрочем, история отдельная; Кубрик снял великий фильм, но к не менее великому роману Кинга этот фильм имеет весьма опосредованное отношение), “Зелёная миля” и ещё 2-3 по-настоящему достойных работы, однако же, если вспомнить общее количество обращений режиссёров к наследию писателя – счёт идёт на многие десятки – то вышеперечисленные примеры всего лишь капля в море. К тому же, роман “11.22.63” – одна из самых сильных вещей “позднего” Кинга. Он ведь, вне всяких сомнений, один из главных американских писателей последних 30-35 лет, но постоянные игры с жанром служат плохую службу: для большинства читателей Стивен Кинг всего лишь “король ужасов”, а это не так. И именно в “11.22.63” он это прекрасно продемонстрировал. Это во всех смыслах большой роман. И тут – экранизация.

С учётом всех входных данных никаких особых надежд не было. Был интерес. И он, как говорится, был не напрасен. Исполнительный продюсер Дж. Дж. Абрамс осуществил очень аккуратный (так старшеклассники-отличники обычно пишут сочинения на вступительных экзаменах в университеты) перенос текста оригинала на большой экран. Конечно, с рядом оговорок, ответвлений, добавлением нового действующего лица, но в целом – по канону. И сериал, что логично, получился именно аккуратным. К такому особенно и не придерёшься, но с первоисточником лучше не сравнивать, ибо вещи несравнимые.

Там, где у Кинга были по-настоящему важные размышления о провиденциализме с обязательными в таких случаях эстахологическими нотками, у Абрамса – совсем уж лобовые диалоги о временной петле и “эффекте бабочки”. Если Кинг написал философский роман с научно-фантастическим антуражем, то Абрамс сделал просто научно-фантастический продукт с ярко выраженной романтической линией. Глубины не осталось, вместо неё лишь миловидная Сара Гэдон (что само по себе хорошо, но вряд ли может являться оправданием).

Однако же для тех, кто “11.22.63” не читал, но собирается смотреть – одни сплошные плюсы. Сравнивать не с чем, а сериал, в общем и целом, планку держит. Есть, однако, и более-менее идеальный вариант. Ознакомиться с 8-серийным проектом, а потом взяться за книгу. В таком случае удовольствие (причём по нарастающей) гарантировано.

Комментировать

Теренс вышел из здания


Из царства HBO пришли печальные вести. Теренс Уинтер покинул все посты (шоураннер и исполнительный продюсер), занимаемые им в сериале «Винил». Причиной, как всегда бывает в таких случаях, обозначены “непреодолимые творческие разногласия”. Видимо, разногласий там действительно много. За плечами Уинтера такие монстры как “Сопрано” и “Подпольная империя”, а боссы HBO явно не дураки, чтобы терять курицу, несущую золотые яйца. Со следующего сезона вакантное место шоураннера займёт Скотт З. Бёрнс. Грустно, девицы, грустно.

А о “Виниле” предметный разговор будет совсем скоро.

Комментировать

И ты, Шарлиз?!

Сегодня стало известно, что Шарлиз Терон исполнит главную отрицательную роль (проще говоря, злодейку) в восьмой части бесконечной саги о “семье” Вина Дизеля. Как к этому относиться? Проще всего никак не относиться. Сыграет и сыграет, пополнит личный банковский счёт, что ж плохого. Но есть во всём этом и определённый культурологический подтекст.

Приглашение звёзд уровня Терон (а она, если кто запамятовал, не просто красивая женщина и голливудская суперстар, но и настоящая актриса с хорошей драматической школой) в проекты по выкачиванию денег из карманов наивной публики, каковым нынешней “Форсаж” вне всяких сомнений и является, мгновенно некоторым образом оправдывают и дают индульгенцию всему этому экшн-балагану. Потому как, если у тебя в команде обладательница “Оскара” и самая что ни на есть актуальная селебрити, то ты в дамках. Шах и мат всем ворчунам. Подсознательно кажется, что в сомнительное дело таких артистов не затащишь, а коль они на борту, то и дело уже не сомнительное.

При этом уже сейчас ясно, что это из себя будет представлять. Трафаретный персонаж с набором карикатурных мотиваций и заштампованных монологов.

Ничего ужасного в таком творческом дауншифтинге, конечно, нет. Актёры, если разобраться, люди вообще-то подневольные. Балом правят студии-мейджоры, продюсеры и агенты. Но даже с учётом всего вышесказанного несколько жаль, что время, которое теоретически могло быть потрачено на съёмки у любого значимого американского режиссёра, будет убито на “противостояние” с Вином Дизелем.

Комментировать

Беги, Генри, беги

Ампутант Генри (не хватает левой руки и левой голени) приходит в себя в таинственной лаборатории, где красивая блондинка Эстель (Хейли Беннетт) не только прикручивает на место недостающие части тела, попутно выдёргивая из туловища кабели и провода, но и сообщает важные новости: они с Генри муж и жена. Впрочем, общение с вновь обретённой возлюбленной длится недолго. В помещение врывается Акан (Данила Козловский), жаждущий уничтожить воскресшего из мёртвых. Генри удаётся скрыться. Знакомство с многоликим Джимми (Шарлто Копли) хотя бы немного проясняет ситуацию: Акан взял в заложницы Эстель и ровно через сутки планирует выпустить на волю толпы киборгов-убийц, превосходящих по силе самого Генри. Нужно что-то делать. И Джимми как раз тот человек, который точно знает – что именно.

Учитывая мощь (как на уровне замысла, так и на уровне реализации) художественной формы “Хардкора“, ставшей локомотивом рекламной кампании фильма, его содержательная составляющая оставалась в тени. Что, в некотором смысле, вполне логично, но несправедливо. За всей этой беготнёй и перестрелками от первого лица скрываются мечты о России, которую мы не то чтобы потеряли, а которой никогда не было, и вряд ли когда-нибудь будет, приправленные вполне очевидными аллюзиями на “Франкенштейна” Мэри Шелли. Конечно, не стоит впадать в крайности, видя в интуитивных прозрениях режиссёра стройное и продуманное от начала до конца высказывание. Нет. Найшуллер каким-то шестым чувством нащупывает верную интонацию, превращая свой безостановочный экшн-карнавал в почти что древнегреческую трагедию о всемогуществе рока (правда, именно в этом аспекте point of view режиссёра серьёзно расходится с представлениями старика Эсхила, и это прекрасно). “Хардкор” сшит из откровенного вторсырья, где удивительным образом сочетаются диаметрально противоположные фактуры и культурные пласты, но адреналиновый угар всего творящегося на экране уравновешивает и уравнивает “высокое” и “низкое”, дворовый анекдот и поэзию.

Найшуллер погружает зрителя в параллельную реальность, развернувшую свои сети ни “где-то там”, а здесь, совсем рядом, в столице нашей Родины. Погружает моментально и со знанием дела. “Хардкор” создаёт свой собственный автономный контекст, нравится он (контекст) или нет – вопрос дискуссионный, но энергии в фильме с избытком. Энергии творческой, а потому подкупающей. Видно сразу: снимали и работали как в последний раз, что само по себе ценнее и важнее любых мелких огрехов.

Комментировать

Ключ на старт

Никаким трейлерам, ясное дело, давным-давно веры нет, но… Но! Режиссёр Гарет Эдвардс точно может, если ему не мешать. Будем уповать на это. А уж наличие в кадре нашего великого современника Бена Мендельсона! Словом, любопытно.

Комментировать

77

Один из главных титанов «нового Голливуда» 1970-х, имевший полное право уходить на покой сразу после премьеры «Крёстного отца». Но не ушёл, и правильно сделал! Основатель полноценной режиссёрской династии. Гений с душой вечного хулигана. С Днём!

kinopoisk.ru

Комментировать

Город воров

Ознакомился с художественным фильмом “Три девятки” прекрасного австралийца Хиллкоута. Девять (!!) артистов класса “А” разыгрывают криминальную историю про долг, честь и совесть (точнее, про их отсутствие) на фоне сумрачной Атланты.

Пятёрка “грязных” полицейских проворачивает нехитрое ограбление для русской мафии, но этого, как выясняется позднее, недостаточно. Жена вора в законе – тот мотает срок где-то на сибирских просторах – Ирина (Кейт Уинслет с впечатляющим зачёсом на голове) требует проведения ещё одной спецоперации, почти невыполнимой. Но такой женщине, в прямом и переносном смысле, отказать невозможно. Оборотни в погонах решаются на крайние меры, имя которым – три девятки, спецкод, сообщающий об убийстве копа.

С первых минут становится ясно, что Хиллкоут снимает жёсткое, брутальное, мужское кино об альфа-самцах, пошедших по неправильной дорожке. Не менее ясно и то, что режиссёр не собирается ограничиваться грубыми мазками (они хороши разве что для знакомства, для вводной части), а будет налегать на полутона, благодаря которым у каждого из героев образуется не просто характер, черты и повадки, но и прошлое, эмоциональный зазор между “до” и “после”.

В “Девятках” не столько говорят, и даже не столько стреляют, сколько обмениваются тяжёлыми взглядами, играя желваками и гоняя призрак-улыбку по собственной физиономии. Посылают вовне сигналы для выстраивания какой-никакой иерархии, где разделительная черта очень простая: свой—чужой. Формально — триллер, формально — боевик. На самом деле конечно же драма, причём уточнение и упор на слово “криминальная” тут выглядит излишним.

Режиссёр Хиллкоут снял фильм о разрываемом на куски внутренними противоречиями городе, по которому словно живые мертвецы передвигаются его жители. За душой у каждого чуть меньше, чем ничего, но деваться-то некуда, надо что-то делать, создавать иллюзию важности и значимости персонального бытия. Именно в этом месте, собственно, грань между преступниками и органами правопорядка окончательно стирается. Хиллкоут снимал свой фильм не о должностных лицах, а о людях.

Осечка, описка, подножка, поставленная самому себе случается у режиссёра буквально за несколько минут до финальных титров. Но там, впрочем, ещё как посмотреть. Австралиец уходит в откровенную многозначительность, принося в жертву математическую точность сюжетных построений. Можно назвать это маленьким обманом, однако же право у него такое было, и он этим правом воспользовался.

Словом, внятное и отлично сыгранное авторское высказывание (даже с учётом финальной заминки), за которое жанровое кино Хиллкоуту просто обязано сказать большое, человеческое спасибо.

Комментировать