Анон

Режиссёр Николл в последние годы работает откровенно неровно. Сценарии, выходящие из-под пера, явно лучше их реализации на экране, но вот новая картина, и опять небезынтересно, небезынтересно.

Комментировать

Break Free

На этой неделе в прокате стартовал художественный фильм «Первому игроку приготовиться» режиссёра Стивена Спилберга, и по этому поводу хочется сказать несколько слов. На дворе 2045 год, почти все жители планеты проводят свободное время в компьютерной игре «Оазис», позволяющей создавать в виртуальной реальности миры, ограниченные лишь фантазией игроков. Папа «Оазиса», компьютерный гений Джеймс Холлидей (Марк Райленс) в предсмертном видео объявил о трёх ключах, спрятанных внутри своего детища. Нашедший их, сможет побороться за главный приз – пасхальное яйцо, обладание которым сулит не только сверхспособности внутри игры, но и огромное денежное вознаграждение в реальном мире. Подросток Уэйд Уоттс (Тай Шеридан) – один из тех, кто пытается разгадать загадки Холлидея…

Спустя месяц после выхода на экраны драмы «Секретное досье» голливудский классик возвращается с блокбастером в жанре sci-fi, к которому он не подступался с 2005 года («Война миров»). Несложно догадаться, чем именно экранизация книги Эрнеста Клайна привлекла режиссёра. В сюжете «Первого игрока» без труда узнаются и обнаруживаются излюбленные темы Спилберга: противостояние детско-юношеского оптимизма и суровой «взрослой» реальности, американская поп-культура 1980-х (неотъемлемой частью которой он сам и является), рефлексия на тему современных технологий.

Получилось не просто красиво, но и душевно. Местами 71-летний Спилберг демонстрирует по-настоящему молодецкий задор и драйв, однако, в первую очередь, это разговор о человеческих взаимоотношениях. Точнее – их дефиците в современном мире. Да, здесь нет ни одной оригинальной мысли на сей счёт (оригинальных мыслей на эту тему, пожалуй, уже и не осталось; всё сказано, всё продумано), но имеющиеся – полностью раскрыты.

Учитывая сложность материала (прежде всего речь о визуализации «Оазиса»), финальный результат мог выглядеть иначе: проще, площе, банальней. Но Спилберг сдюжил! И не просто сдюжил, а снял образцовый блокбастер. Что он это умеет – никто не сомневался. Выяснилось, что навык не утерян.

Комментировать

Снятся ли андроидам…?

Так вот пара слов о художественном фильме “Чужой: Завет” сэра Ридли Скотта. В начале 22 века космическое пространство бороздит корабль, везущий на планету Оригае-6 несколько тысяч будущих колонизаторов и эмбрионов. Пока экипаж пребывает в состоянии криогенного сна, за хозяйством присматривает андроид Уолтер (Майкл Фассбендер). Форс-мажор заставляет его вывести команду из спячки. Чуть позже они получат таинственный сигнал с ближайшего небесного тела (куда более удобного для жизни, нежели Оригае-6) и совершат туда вылазку…

Как известно, силами выдающегося англичанина студия 20th Century Fox решила достать из чулана классическую франшизу для перезапуска-переосмысления. Новое вино в старые меха или старое вино в новые меха, сразу не понять. Рискованную во всех смыслах задумку хоть как-то оправдывало приглашение режиссёра оригинала. Красивый и элегантный ход. Первый блин – “Прометей” – вышел если и не комом, то с комочками.  Пять лет назад сценаристы Спэйтс и Линделоф явно путались в показаниях, маскируя сюжетные дыры приёмом умолчания. Для работы над “Заветом” был рекрутирован прославленный Джон Логан, имеющий опыт работы со Скоттом («Гладиатор»). Всё это: косвенное свидетельство общего недовольства и желания вывести новую-старую франшизу в более управляемое русло. Что у Логана (при участии Данте Харпера), с одной стороны, получилось. С другой же, автоматически породило череду новых вопросов, некоторые из которых нелицеприятны.

В “Завете” режиссёр Скотт и компания пытаются усидеть на нескольких стульях, правой рукой конструируя новую мифологию, связанную с Создателями, а левой изо всех сил семафоря поклонникам оригинальной серии о преемственности (делается это наиболее простым способом: визуальными цитатами из первой и второй частей). По факту – имеет место лёгкая шизофрения, когда вместо повествовательной стройности и порядка какофония смыслов.

Конечно “Завет” не лишён некоторого очарования и радости угадывания (плюс шикарная работа артиста Фассбендера, которому действительно есть, что играть). Но главная проблема тут в том, что складываемая авторами мозаика (очевидным образом претендующая на многозначительность, с отсылками к примерам т.н. высокой культуры) по-прежнему не имеет чётких границ, а создаваемая система координат носит искусственный характер, что трудно не заметить.

В отрыве от тетралогии имени лейтенанта Эллен Рипли всё это имеет полное право на существование (режиссёр Скотт – мастер высшего калибра, среднюю температуру по больнице держит на должном уровне), однако теряется и не находит себе места в общей вселенной. Точнее, место-то уже найдено, но оно не слишком завидно.

Комментировать

Живее всех живых

На этой неделе в прокат вышел художественный фильм “Живое” режиссёра Даниэля Эспинозы, и по этому поводу хочется сказать несколько слов. На МКС, кружащей на околоземной орбите, прибывают образцы с Марса, среди которых обнаруживается живая клетка, способная к регенерации и росту. Не успеет международный состав космонавтов во главе с Ольгой Дыховичной нарадоваться находке (по факту – первому неоспоримому свидетельству наличия инопланетной жизни), как милейшее создание размером с человеческую ладонь начнёт доставлять всем серьёзнейшие проблемы. Попросту говоря, уничтожать команду исследователей.

Символично, что фильм Эспинозы вышел за несколько месяцев до премьеры “Чужого: ЗаветРидли Скотта. В то время как британский классик пытается расширить, углубить и обнаружить ещё не найденные смыслы (есть ли они – тема для другого разговора) в собственноручно созданной мифологии, талантливый швед берёт сюжетный каркас оригинала 1979 года и переделывает его на свой лад. Не машет топором, а интеллигентно на раз-два срезает стружку-завитушку там, где это необходимо.

“Живое” не привносит в жанр ничего нового и вряд ли способно по-настоящему удивить или ошарашить. Но при этом совершенно точно является продуманным и хорошо сконструированным высказыванием. Для режиссёра это первый шаг на территории sci-fi, что само по себе повод для лёгкого снисхождения. Эспиноза, впрочем, в этом не нуждается. Он достаточно уверенно обживает новые для себя пространства, предлагая зрителю бойко рассказанную историю, в которой нашлось место всем необходимым в таких случаях составляющим.

Собственно, именно это – чёткое понимание возможностей и адекватные амбиции – в фильме и очаровывает. Тут всё разложено по полочкам, всё на своих местах. Получите, распишитесь. Когда люди (в нашем случае режиссёр Эспиноза) выполняют взятые на себя обязательства – это всегда здорово, всегда хорошо. “Живое” – лучшее тому подтверждение.

Комментировать

Яркость

У режиссёра Эйра появился шанс реабилитироваться.

P.S. И начинает возникать устойчивое подозрение, что лет через пять вообще всё самое интересное будут исключительно на Netflix показывать.

Комментировать

В песках

Весть о том, что режиссёр Вильнёв возьмётся за экранизацию великого фантастического романа “Дюна” – хороша сама по себе (можно не сомневаться, что всё сложится), но в более широком смысле вызывает опасения.

Канадец – выдающийся мастер, настоящий auteur, который, кажется, всё глубже погружается в голливудскую пучину. Что большой плюс для индустрии, но не факт, что для Вильнёва лично. Всё-таки жанр – вещь жёсткая, колючая.

Но за всем этим невероятно интересно следить. Факт.

P.S. И ждём реакции Ходо.

Комментировать

Звёздная война

 Посмотрел документальный фильм Фрэнка Павича «Дюна Ходоровского», в котором все причастные (естественно, во главе с самим Алехандро) рассказывают, почему в середине 1970-х так и не начались съёмки картины, которая могла бы перевернуть все представления о научно-фантастическом жанре.

Хронология событий была следующей: до французского продюсера Мишеля Сейду докатилась слава Ходоровски, в одночасье ставшего культовым режиссёром после ошеломляющего успеха «Крота».  Они знакомятся, Сейду даёт $1 млн на съёмки «Священной горы». После просмотра “Горы” Сейду готов продюсировать любой проект режиссёра. Тот решает взяться за “Дюну” Фрэнка Герберта. Пишет сценарий. Со всеми своими излюбленными темами: кастрация, насилие, зашифрованные символы, визуальное пиршество и т.д. Начинают собирать команду. Ходо ставит только одно условие: в его команде должны быть исключительно “воины духа”, а не просто профессионалы. Люди, готовые отдать жизнь за этот проект. Он привлекает молодых и никому неизвестных Дэна О’Бэннона (будущий сценарист «Чужого») и Х.Р. Гигера (создатель Ксеноморфа). Раскадровку для фильма (всего было сделано около 3000 эскизов) рисует выдающийся французский художник Жан Жиро. На участие в съёмках дали своё согласие Мик Джаггер, Дэвид Кэррадайн, Орсон Уэллс и Сальвадор Дали (!). Над саундтреком должны были работать Pink Floyd. После того, как все договорённости были достигнуты, Сейду разослал огромный том с раскадровкой во все крупные голливудские студии (бюджет картины должен был составить немалые по тем временам $15 млн). И… получил отказ! Все были восхищены проделанной Ходоровски работой, но банально испугались. Речь шла о бескомпромиссном фильме. По словам режиссёра, о “лучшем фильме в истории человечества!”.

Несмотря на то, что “Дюна” так и не была снята, огромное количество заимствований можно обнаружить во многих голливудских фильмах жанра sci-fi. В первую очередь, в “Звёздных войнах” и «Чужом». В каком мире мы бы сейчас жили, сними Ходоровски свою картину до выхода лукасовской саги – остаётся только догадываться. Но он бы совершенно точно был другим. Как и восприятие жанра в целом.

Краткий пересказ событийной стороны вопроса, конечно, не передаёт всей прелести живых интервью Ходо. Его можно слушать бесконечно! (Когда он приезжал в Москву в 2009 году, в свои 80 лет он был моложе всяк и каждого, присутствующего на пресс-конференции). Он же, строго говоря, не столько режиссёр, сколько Художник, Мудрец, современный Алхимик. Просто нужные себе смыслы любит выражать в первую очередь с помощью киноязыка. В этом смысле, всем нам очень повезло.

Сама история крайне поучительна. И никаких поводов для радости в сухом остатке тут нет и быть не может. Голливуд – большой Макдоналдс, где точно не отравишься, но и не поужинаешь. Авторская кухня в других местах и, так сказать, по другим ценам. Факт известный. Охать и ахать тут бессмысленно.

Но вот могло ж (когда ещё, если не в славные 1970-е?) случиться что-то настоящее, но не случилось. Кто тут проиграл больше – зритель, Голливуд или сам Ходо – понятно и так. Проиграли все. Прежде всего, жанровый кинематограф как таковой. А потом молодой режиссёр Лукас сделал то, что он сделал.

Вот такая загогулина, словом.

Комментировать