Больше, длиннее и без купюр

По всей видимости придётся пересмотреть. Зак к изначальным 163 минутам ещё полчаса добавил. Помнится, расширенная версия «Запрещённого приёма» ничего принципиально нового первоначальному восприятию не добавила, но для очистки совести всё-таки надо.

P.S. На прошлой неделе, к слову, на почётную пенсию был отправлен Чарльз Ровен, продюсер, занимавшийся на Warner Bros. вселенной DC Comics со времён нолановского «Бэтмен: Начало». Понимают студийные мужи, что что-то пошло не по плану, понимают.

Комментировать

Давайте ещё раз

На этой неделе стало известно, что Walt Disney планирует масштабные (по некоторым данным — 40%, что совсем много) пересъёмки «Изгоя-один: Звёздные войны» Гарета Эдвардса. А Данкан Джонс ещё до премьеры «Варкрафта» в США начал рассказывать о режиссёрской версии, которая будет на 40 минут длиннее кинотеатральной версии.

Всё это, собственно, к бесконечному разговору о голливудском молохе и талантливых молодых режиссёрах. Впрочем, если и есть к кому вопросы, то только ко вторым. У студий-мейджоров логика простая и она общеизвестна. Там попкорно-кокакольная система координат настолько прозрачна и ясна, что и говорить не о чем. А эти двое рискнули (для Эдвардса, правда, это уже второй опыт после «Годзиллы», фильма неровного, но хоть с какими-то признаками авторского взгляда) и, кажется, проиграли. Могло ли быть иначе? Теоретически — да. На практике же шансы отстоять своё видение, когда речь идёт о проектах с бюджетом под $200 млн, как правило, очень и очень невелики.

Комментировать

In The Rich Man’s World

Пара мыслей про «Финансового монстра» Джоди Фостер, в котором Джек О’Коннелл в прямом телевизионном эфире грозится отправить к праотцам Джорджа Клуни, если тот не объяснит, почему одна финансовая группа в одночасье потеряла 800 миллионов долларов своих многочисленных акционеров.

Режиссёр Фостер снимает не часто, но всегда со здоровой претензией. Вполне очевидно, что умницу и интеллектуалку Джоди не интересует постановка ради постановки из серии «дайте мне хоть какой-то сценарий». Она работает точечно, претендуя на авторское высказывание. На этот раз — высказывание о жестоком и лицемерном мире большого капитала, в котором отдельно взятый вкладчик всегда дурачок с кастрюлей лапши на ушах. Заход, что и говорить, замечательный, только вот на уровне реализации весь этот пафос постепенно (это ощущение нарастает ближе к финалу как снежный ком) разжижается до совсем уж профилактических доз. Фостер постоянно набирает в рот воздуха, чтобы наконец-то рубануть правду-матку, но на деле просто размахивает руками и подмигивает — не всегда понятно, кому именно — невпопад. Больше на нервный тик похоже. Пытаешься, но контролировать не можешь.

По части жанровой разнарядки «Финансовый монстр» занимает среднюю полку между драмой с политико-экономическим подтекстом (верхняя полка) и прямолинейным триллером (полка нижняя). Подобная половинчатость, на самом деле, хуже всего. Ни вашим, ни нашим. Все понимают, чего режиссёр хотел, но на экране это скрыто полупрозрачной плёнкой. Сплошь намёки и отсутствие разговора по существу.

Всё это имеет прямое отношение и к восприятию происходящего на экране. На лицо нерешительность, положительных эмоций не вызывающая. В данном контексте, к слову, можно вспомнить дилогию «Ярость» Уве Болла (удивительно, но факт: в его богатой фильмографии и правда есть несколько нестыдных работ), который говорил ровно о том же, но говорил максимально прямо и доходчиво. Что рождало нужный ему эффект. Фостер же ограничивается заявлением о намерениях, забывая сформулировать (чётко и однозначно) сами намерения. Мир большого капитала может спать спокойно. Ему по-прежнему ничего не угрожает не только в реальности, но и в кино.

Комментировать

Артист Шварценеггер на проводе

Комментировать