В болоте

Посмотрел сериал «Топи» режиссёра Владимира Мирзоева по сценарию Дмитрия Глуховского, где пятеро молодых людей едут в Архангельскую область к чудотворной церкви (так по крайней мере говорят), а попадают в морок деревенской жизни. Страшной, кряжистой, на грани откровенного безумия.

Тот случай, когда жанровая составляющая элегантно сочетается с подтекстами (большей части политическими) и смыслами. Выбирай, как говорится, что больше нравится. Делай акцент на том, на чём сам считаешь нужным. И тут у каждого зрителя будет своя правда. Кому-то доставит большее удовольствие распутывание детективно-мистической интриги, кто-то сосредоточится на вполне очевидной аллегории (Москва где-то далеко, и вообще не Россия; а Русь-матушка это и есть одна большая вымирающая деревня Топи) и плохо скрываемой — ровно потому, что её никто скрывать и не собирался — критике существующего политического режима. Вполне работающее сочетание.

Обычно проблемы начинаются тогда, когда авторы пытаются усидеть на двух стульях, но вместо одного из них — пустота. В «Топях» у режиссёра Мирзоева и сценариста Глуховского с этим никаких проблем нет. Фундамент у сюжетной конструкции явно наличествует, персонажи прописаны со знанием дела и любовью, имеют место и любопытные детали. Плюс великий русский артист Максим Суханов, натурально гипнотизирующий только одним своим присутствием в кадре.

Словом, редкая птица для нашей сериальной продукции. Полноценное такое художественное высказывание. Причём высказывание во всех смыслах слова. Когда и смотреть интересно и на ум кое-что пойти может.

Комментировать

Занавес!

Читаю автобиографию сэра Майкла Кейна Blowing the Bloody Doors Off: And Other Lessons in Life, где классик с шикарным юмором (английским юмором!) и самоиронией вспоминает о делах давно минувших дней. Естественно, львиная доля воспоминаний так или иначе посвящена фильмам и съёмочной площадке. Оттуда же узнал, что Кейн успел поработать и с Питером Богдановичем, исполнив главную роль в «Безумных подмостках». На глаза данная работа до сей поры не попадалась. Восполнил пробел.

Это экранизация пьесы Майкла Фрейна Noises Off (собственно, в оригинале фильм так и называется), рассказывающая историю одной театральной постановки, закулисье которой самым непосредственным образом отражается на том, что происходит на сцене. Кейн играет режиссёра, пытающегося хоть как-то управлять творящимся хаосом. Но… безуспешно.

Принято считать, что сверкнув в начале 1970-х, Богданович «пошёл по наклонной», перейдя в середине-конце 1980-х к откровенной поденщине. Брался за всё, что плохо лежало, терпя один коммерческий провал за другим. Стройная, в общем-то, теория, но слабо отражающая реальное положение дел, когда речь заходит о художественной стороне вопроса, а не бокс-офису. И «Безумные подмостки» — лучшее тому подтверждение.

Казалось бы, что можно сделать в рамках экранизации театральной пьесы? Границы так или иначе заданы. Шаг влево, шаг вправо конечно возможны, но улететь не улетишь. Режиссёр перед собой такой задачи и не ставит. Но насыщает предложенные ему обстоятельства сугубо киноманскими деталями (показанная за декорациями суета, а это примерно 10-15 минут экранного времени, любовное признание всему творческому наследию Бастера Китона и отчасти Чарли Чаплина). Да и на уровне смыслов — помимо совсем очевидного хи-хи и ха-ха — добавляет свою прослоечку. Не системообразующую, но вполне себе работающую.

Словом, милейшая работа. Когда и посмеяться от души можно, и чуть-чуть поразмышлять после просмотра.

P.S. Да, а автобиография замечательная. Жду, когда до Нолана дело дойдёт. А дойти так или иначе должно.

Комментировать

Разговоры разговаривать. Part XXXXII

Последнее воскресенье месяца случилось на прошлой неделе. Но сегодня последний день месяца, что вполне себе убедительный повод, коль почти неделю назад прозевали. Здесь можно писать (и обсуждать) любые фильмы, сериалы и другие кинотемы, не боясь каких-либо обвинений и санкций. Делиться впечатлениями от увиденного за последнее время и т.д. и т.п.

Комментировать

А я человек гневливый (с)

На прошлой неделе в прокате стартовал художественный фильм «Гнев человеческий» режиссёра Гая Ричи, и по этому поводу хочется сказать несколько слов.

Хмурый и неразговорчивый Джейсон Стейтэм устраивается инкассатором в компанию Fortico. Недавно на их машину был совершён вооружённый налёт, в результате чего погибли не только сотрудники, но и несколько случайных прохожих. Новобранца, впрочем, такие историю не пугают. Он методично следует всем регламентам и протоколам, большую часть времена держа язык на зубами. А попав в аналогичную переделку, демонстрирует незаурядные таланты по части стрельбы. После чего коллеги и начальство начинают что-то подозревать.

Формально новый фильм Ричи —  римейк выдающейся картины француза Николя Букриефа «Инкассатор» 2004 года. На сей факт есть прямое указание во вступительных титрах, но то лишь формальность. Сюжетный остов англичанин и правда позаимствовал, зато всё остальное (атмосфера, настроение, художественные приёмы, дыхание в кадре) своё собственное, ричивское.

Как и в прошлогодних «Джентльменах» режиссёр строит повествование по принципу слоёного пирога. Это не сухой сказ в стиле из пункта А в пункт Б, а созвучие трёх запараллеленных историй, каждая из которых имеет свою экспозицию, завязку и кульминацию. Ближе к финалу казалось бы бытовая зарисовка о закулисье лос-анджелесского криминального мира обнаруживает в себе (обнаруживает по той простой причине, что несла в себе эту потенцию с самого начала) воистину шекспировский размах. Когда собственно детали уходят на второй план, а на первом остаются размышления о силе Рока и человеческой воле, зажатой в тисках божественного провидения и фундаментальных законов природы.

Получилось внушительно, без суеты, со знанием дела. Строго говоря, Ричи снял не криминальный триллер или детектив, а самодостаточную притчу с набором заслуживающих внимания смыслов и шикарным визуальным решением.

«Гнев человеческий» — не просто удачная работа, а, пожалуй, один из лучших фильмов Гая Ричи. Суровый, мужской, без привычных для англичанина ироничных притопов и прихлопов. Наверное, именно так и должно быть, когда тебе уже шестой десяток и действительно есть что сказать.

Комментировать