Show Me The Money!

Если на фильмографию режиссёра Аронофски посмотреть под углом бокс-офиса (цифры по сборам в США, без учёта мирового проката), интересные вещи обнаруживаются.

Дебютный “Пи” в 1998-м стартовал на одном (!) экране, и при бюджете $60 тыс. собрал в итоге $3,2 млн. Результат выдающийся! “Реквием по мечте” де-факто и де-юре провалился. Бюджет $4,5 млн, сборы – $3,6 млн. Но быстро возникший культ вокруг фильма, думается, огорчение продюсеров скрасил. Через шесть долгих лет выходит “Фонтан” с уже взрослым бюджетом $35 млн, и вот тут провал полный и безоговорочный –  $10,1 млн. Аронофски, очевидным образом, делает выводы и возвращается к тихому indie. Бюджет “Рестлера” $6 млн, сборы – $26,2 млн. На волне успеха снимает “Чёрного лебедя” за скромные $12 млн, а собирает $106,9 млн. “Рестлера” и “Чёрного лебедя” делали на Fox Searchlight. У людей отличный нюх, что тут сказать. Словом, выясняется, что режиссёр всё-таки умеет зарабатывать деньги. И тут Paramount выкладывает $125 млн на “Ноя” и… снова провал, $101,2 млн. По идее, тут бы студии с Аронофски и расстаться. Но нет! Дали вполне приличные $30 млн на «Маму!». И в штатах уже ничего не заработают.

К чему это всё. После беглого взгляда на цифры пара выводов всё-таки напрашивается. Первое: работая с микробюджетами можно зарабатывать очень приличные деньги (с точки зрения вложения/доход – деньги астрономические). Второе: при всём уважении к авторам, больше $50-60 млн им лучше не давать. Не вернут. Третье: при должном маркетинге (качество фильма считаем фактом априорным) бюджеты в $5-15 млн могут приносить существенный доход.

Комментировать

Controversial Movie

Официальный постер фильма, который выпускают после премьеры – не частая история. Тут с умом к делу подошли. Зафиксировали, так сказать, разнополярность оценок.

Комментировать

Мать и дитя

Так вот о художественном фильме “мама!” режиссёра Даррена Аронофски. Артисты Бардем и Лоуренс играют семейную пару, прячущуюся от житейской суеты в большом загородном доме, где нет даже мобильной связи. Она – примерная хозяйка, он – известный некогда писатель. Покой нарушает взбалмошная пара незнакомцев (великолепные актёрские работы Эда Харриса и Мишель Пфайффер), появившаяся на пороге под откровенно выдуманным предлогом. И если глава семейства не скрывает радости от встречи с нежданными гостями, то раздражение молодой жены растёт с каждой минутой.

После сложносочинённого «Ноя», где режиссёр самостоятельно углубился в библейские чащи настолько, что не смог найти путь назад, Аронофски ступает на территорию условного хоррора, где формальная жанровая принадлежность фильма не более чем ширма для бескомпромиссного авторского высказывания. Получилось увесисто, с полной, так сказать, выкладкой.

Пользуясь случаем (да и как не воспользоваться, если сценарий собственного сочинения), Даррен выстраивает многоуровневую метафору, фундаментом которой являются размышления об институте брака и (это самое главное!) природе творчества. Точнее, топливе, необходимом любому творцу для создания чего-то нового и настоящего.

Аронофски использует приём деконструкции, в какой-то момент сбивая все предыдущие “настройки” и обрушивая на зрителя смысловой и визуальный хаос. В финале истории всё встанет на свои места, но бойкость, с которой автор берётся за дело, может вызвать неоднозначную зрительскую реакцию не только во время просмотра (во время просмотра такая реакция гарантирована), но и после него. Хозяин – барин! Местами это выглядит перебором, однако работает. Работает на изначальный замысел. Можно говорить об отсутствии баланса (как уже случалось в “Фонтане” и упомянутом “Ное”), этаком режиссёрском раздрае, но в случае с “мама!” такой подход вполне уместен, поскольку соответствует избранной стратегии. Это не случайность, не потеря контроля. Тут продуман каждый шаг.

Режиссёр Аронофски сказал громкое “БУ-У!!”, и от этого возгласа теперь не отвертеться, не забыть. Получилось искренне, по-злому, и безусловно талантливо. Подобная встряска всегда полезна, всегда ко двору. И не только для зрителя или автора, но и всего кинематографа. Грань между мейнстримом и арт-кино “мама!”, конечно, не стирает, но делает её явно тоньше, что само по себе очень и очень здорово.

Комментировать