Байки из детства

В середине июля Netflix всемогущий презентовал новый сериал «Очень странные дела» (Stranger Things), работу, о которой категорически невозможно молчать. На дворе ноябрь 1983 года. При невыясненных обстоятельствах в захолустном городке Хоукинс пропадает школьник Уилл Байерс. Шериф-выпивоха по долгу службы инициирует розыскные работы, в то время как верные друзья Уилла (великолепная троица пацанят), его мама (Вайнона Райдер) и старший брат начинают собственное расследование. В эти же дни из секретной лаборатории, находящейся рядом с городом, сбегает девочка, знающая всего лишь несколько слов, но обладающая по-настоящему сверхъестественными способностями.

Создатели сериала, братья Дафферы, сделали тонкое и трогательное признание в любви жанру хоррор образца 1980-х. По всему сериалу разбросано бесконечное количество отсылок и аллюзий. Перечислять их — значит красть киноманское удовольствие узнавания, поэтому лучше остановиться на констатации самого факта. В первую очередь, это грандиозная стилизация, выполненная и исполненная со знанием дела и большим мастерством. Дафферы наполняют мир «Очень странных дел» каноническими образами: мать-одиночка, первые любовные приключения подростков, школьные разборки со старшеклассниками, таинственная правительственная организация и т.д. Сюжетно — чистый Стивен Кинг 30-летней давности (к слову, сам маэстро публично выразил свой восторг после знакомства с сериалом).

Но, помимо всего прочего, это и ностальгическое воспоминание о детстве, когда вымышленные герои могли значить для тебя едва ли не больше реальных друзей и родных. Когда преодоление новых (первых) трудностей становилось уникальным опытом, меняющим восприятие жизни. Когда вера в победу Добра над Злом была непоколебимой и абсолютной.

В телевизоре последние лет шесть намного интересней, чем в кинотеатре (речь, естественно, о британской и штатовской продукции; на отечественном ТВ пока случаются лишь приятные неожиданности, до системного подхода ещё, увы, далеко). Казалось, было почти всё. Братья Дафферы, тем не менее, заполнили очевидный пробел. Где-то в этих же постмодернистских чащах работал и Мэттью Вайнер, переосмысливая в «Mad Men» бурную эпоху 1960-х. Но то 1960-е. Здесь же — артистка Райдер с топором, назначение встречи на улице Вязов и учитель, фантастически похожий на Джона Карпентера (совпадение? не думаю). Одним словом, рай.

P.S. Съёмки второго сезона уже анонсированы. И это лучшая новость из всех возможных.

Комментировать