Мы будем жить теперь по-новому

Режиссёр Нолан на днях раскритиковал Netflix. Аргументы понятны: художественные фильмы надо смотреть в кинотеатрах и т.д. и т.п. Но Кристофер, специально или нет, упускает важную деталь стратегии революционеров. Netflix не просто выкладывает готовую картину в открытый доступ, а даёт режиссёрам полную творческую свободу. И именно это является ключом к успеху. Авторы получают в распоряжение внушительные бюджеты, у них развязаны руки, многомиллионная аудитория ждёт премьеры у своих мониторов/телеэкранов. Это и есть реалии XXI века.

На 35 мм сейчас снимают единицы (среди них — сам Нолан), лет через 10-15 главные премьеры (как в жанровом сегменте, так и в авторском) будут на Netflix. Этому развитию технологий ничего кроме «стариковского» ворчания противопоставить невозможно.

Комментировать

Мясные машины

Так вот о художественном фильме «Окча» режиссёра Пона Чжун Хо. В самом начале Тильда Суинтон, глава корпорации «Мирандо», заявляет о начале беспрецедентного проекта по созданию суперсвиней, качество мяса которых не идёт ни в какое сравнение с «аналоговыми» образцами, а также объявляет о старте конкурса на самую большую суперсвинью, итоги которого будут подведены через десять лет. Спустя обозначенный промежуток времени таковой оказывается милаха Окча, живущая в Южной Корее в семье девочки Ми-джы и её дедушки. Когда Ми-джа понимает, что Окчу насильно забирают в Нью-Йорк, она отправляется в Америку для спасения своей любимицы.

Ещё по трейлерам было ясно, что на базовом уровне Пон Чжун Хо переосмысливает спилберговские заветы времён «Инопланетянина». Посыл примерно тот же, но совсем другое настроение, атмосфера. В мире «Окчи» все герои (как положительные, так и отрицательные) — немножко идиоты, добродушные дураки, романтики с тараканами в голове. И это не минус, не признак авторской нелюбви. Совсем наоборот. Кореец наполняет кадр беккетовским абсурдом и очень яркими персонажами (артист Джилленхол с нескрываемым удовольствием играет телеведущего-нарцисса, выдавая одну из самых необычных ролей в карьере). Все они живут по правилам некой параллельной вселенной, созданной режиссёром.

При этом «Окча» не просто двухчасовой сеанс умиления суперсвиньёй (специалисты по компьютерной графике поработали тут на славу), но и диагноз капитализму эпохи транснациональных корпораций. Как и в своей предыдущей работе («Сквозь снег») пристраивая один сюжетный поворот за другим, режиссёр не забывает и о месседже всего повествования. Да, в «Окче» он несколько простоват, чуть наивен. Но Пон Чжун Хо снимал сказку (максимально современную, но сказку), а в подобных ситуациях со смысловой нагрузкой лучше не перебарщивать, может выйти боком. Кореец, к счастью, не стал жертвой крайностей. Сконструировал захватывающую историю и дал пищу для размышлений после просмотра. Большего и не требуется.

Но в первую очередь это действительно оригинально. И свежо. Творческой свободой и выделенным Netflix бюджетом ($ 50 млн) Пон Чжун Хо воспользовался на все сто.

Комментировать

Карты на стол

Ознакомился с пятым сезоном «Карточного домика», где чета Андервудов продолжает борьбу за политическое выживание, не гнушаясь любых поведенческих стратегий. Заметка о сезоне № 4 (тот случай, когда самоцитирование не грех, а производственная необходимость) заканчивалась фразой «эту песню пора потихоньку завершать, но нельзя не признать одного простого факта: следить за Андервудами по-прежнему очень интересно». Возникшие год назад подозрения/опасения подтвердились.

Да, это по-прежнему отлично собранный повествовательный механизм, благодаря которому 50-минутные серии съедаются на раз-два, но авторы явственно застряли на месте, жонглируя персонажами без какого-либо продвижения на концептуальном, базовом уровне. И проблема тут не в том, что сценарный цех сериала неожиданно дал сбой (там работают профессионалы экстра-класса, в этом сомнений никаких), а в том, что на самом деле всё уже сказано и проговорено. Мы прекрасно понимаем, кто такой Фрэнк и компания. Всё остальное — повторение пройденного с заменой лиц и героев (подставить, убить, шантажировать и т.д.).

«Карточный домик» — сериальный первенец Netflix. Так сказать, первый среди лучших. Таким очень сложно сказать прощай. Но необходимо. Хочется верить, что здравый смысл восторжествует.

Комментировать

В логове врага

Посмотрел художественный фильм «Машина войны» режиссёра Дэвида Мишо, снятый для (и на деньги) Netflix. Артист Питт играет бравого генерала МакМаэна, направленного в Афганистан наводить порядок среди расслабившихся и не понимающих смысл своего пребывания там армейских частей.

Трейлеры (сочные и интригующие) вызывали предвкушение бескомпромиссной политической сатиры. Злой и нахальной. Однако режиссёр Мишо решил добавить в свою работу и элементы драмы, что, в некотором смысле, оказалось лишним и не до конца продуманным шагом.

Стоит напомнить, что в позапрошлом году Питт-продюсер принял самое активное участие (и не только как продюсер) в разработке оскаровского лауреата «Игра на понижение», где талантливо высмеивались причинно-следственные связи мирового финансового кризиса 2008 года, зачатого в просторных кабинетах на Уолл-стрит. Чего-то подобного можно было ожидать и от «Машины войны», но для полной и безоговорочной победы фильму Мишо не хватает баланса и какого-то стержня.

Временами фильм заметно лихорадит, бросает из стороны в сторону. Режиссёр слишком резво (и резко) переключает повествовательные режимы, пытаясь драматизировать то, что минуту назад казалось забавным. Он (что хорошо) избегает цинизма, но явно не выдерживает заданный с самого начала темп. Заданный самим собой. Отсюда — турбулентность и мелкие воздушные ямы.

«Машину войны» можно отнести к картинам из серии «могло быть и лучше». И правда могло. Это, впрочем, не отменяет имеющихся достоинств (сатиры с пацифистским пафосом сейчас вообще почти не снимают), достаточных для пусть и единичного, но просмотра.

Комментировать