Правдивая ложь

В начале апреля на канале HBO завершился показ сериала «Большая маленькая ложь» (тот редкий случай, когда можно со стопроцентной уверенностью утверждать — второго сезона не будет) режиссёра Жана-Марка Валле, и по этому поводу хочется сказать несколько слов.

Костюмированный бал в школе уютного приморского городка омрачён то ли убийством, то ли самоубийством (имя жертвы и обстоятельства случившегося будут озвучены в финале последней серии). Далее — подробный сказ о дружбе/вражде четырёх женщин (Николь Кидман, Риз Уизерспун, Лора Дёрн и Шайлин Вудли), имеющих прямое отношение к инциденту.

Сочетание крепкой детективной линии, отлично прописанных персонажей, ярких актёрских работ и богатой на выдумку режиссуры (Валле резвится тут как ребёнок, в лучшем смысле слова) рождает в итоге ощущение бесконечного праздника, ограниченного лишь количеством серий. Когда каждая из составляющих работает на конечный результат. А результат оправдывает возникающие во время просмотра ожидания.

Жан-Марк Валле демонстрирует весь имеющийся у него режиссёрский инструментарий. В первую очередь, это продуманные монтажные решения. И речь не о монтаже отдельных сцен, а о всём повествовании. Он создаёт замысловатый слоёный пирог, где всё взаимосвязано друг с другом, но в то же время каждая деталь единого механизма обладает индивидуальностью, характерными чертами.

На первый взгляд, «Большая маленькая ложь» — история женщин, история о женщинах. На деле же всё несколько сложней. Прежде всего это честное высказывание о семейных ценностях. В различных срезах, ситуациях и контекстах. Валле изучает вопрос всесторонне, не впадая в пошлые крайности из серии «все мужики козлы» и т.д.

«Настоящий детектив» Кэри Фукунаги наглядно доказал (потом этот тезис был подтверждён Содербергом и другими), что режиссёрское кресло сериала может принадлежать одному человеку с самыми лучшими последствиями для его (сериала) качества. Боссы HBO ждали подходящего случая повторить удачный эксперимент. Дождались. И повторили. Жан-Марк Валле оправдал все авансы!

Комментировать

Отчаянные домохозяйки

Начали за здравие. Плюс фигура режиссёра Жана-Марка Валле настраивает на самый оптимистичный лад. Будем следить за развитием событий…

UPD: По итогам просмотра четырёх серий можно смело констатировать: как минимум пока — высший класс!

Комментировать

Ты дома (с)

Так вот про второй сезон сериала «Оставленные». Кевин Гарви (Джастин Теру)  с семейством перебирается в городок Миракль, единственный в стране избежавший участи «исчезновения». Правда, совсем скоро это всё-таки случается. Трое школьниц пропадают без вести: ни следов, ни записок, ни единой зацепки. Гарви, тем временем, ведёт разговоры с мёртвой Пэтти (Энн Дауд), начиная осознавать, что повторяет участь отца…

Первый сезон «Оставленных» был мастерской и по-настоящему глубокой работой о кризисе веры, хрупкости человеческих взаимоотношений и фундаментальных основах, на которых зиждется любое сообщество людей. Артист Теру совершал утренние пробежки, прекрасная Лив Тайлер безостановочно курила, а за кадром звучала гениальная (это не преувеличение) музыка Макса Рихтера. Это была штучная работа. Глоток воздуха. Вдумчивое размышление. Понятно, что такие вещи не нуждаются в продолжении, но иногда они (продолжения) случаются. «Оставленные» не стали исключением. Получилось проще и прямолинейней. Однако не без красивых придумок и любопытных наблюдений.

К режиссёрской команде сериала присоединился Крейг Зобел, автор indie-хита 2012 года «Эксперимент „Повиновение“». Он снял всего лишь две серии, но одна из них — восьмая — оправдывает существования второго сезона в целом. Это праздник, чистый восторг.

Сюжетная тропинка продолжения излишне витиевата и местами запутана. Хронометраж, как известно, требует жертв. И их тут много. Если начинать формулировать вопросы, исходя из сценарных креплений, замков и засовов, то… Единственное (настоящее!) оправдание этой «лихорадки» — сохранённая интонация, атмосферность. Они здесь есть, и с этим невозможно спорить.

Рассуждения на тему — имело ли смысл каналу HBO затевать второй сезон? — смысла не имеют. Он уже снят. Его просмотр нельзя внести в обязательную программу. В канон современного американского ТВ он явно не попадёт. Но эта констатация не способна перечеркнуть всего остального. Проблема сезона не в том, что он слаб или плох (в целом, он хорош), а в том, что его предшественник являл собой пример выдающейся работы.

Комментировать