Страсти Христовы

Так вот о новом фильме режиссёра Мела Гибсона «По соображениям совести», рассказывающем реальную историю рядового Десмонда Досса (Эндрю Гарфилд), отказавшегося во время Второй Мировой от ношения оружия по религиозным соображениям, что не помешало ему в качестве медбрата спасти с поля битвы 75 солдат.

Как говорится, этот день мы приближали как могли. А он (день премьеры), с учётом многочисленных обстоятельств, связанных с буйным нравом и неосторожными высказываниями режиссёра Гибсона, мог не случиться вовсе. Но случился. И Мел, отсидевшись в окопах больше положенного, не подвёл.

«По соображениям совести» словно медицинским скальпелем делится на две половины, совершенно разных, но удивительным образом дополняющих друг друга. Поначалу перед зрителем разворачивается старорежимная мелодрама с классическим набором банальностей про взросление и первую любовь главного героя. В этот момент может возникнуть подозрение (и оно действительно возникает!), что на капитанский мостик большого проекта вчерашний голливудский изгой был допущен с рядом важных оговорок и едва ли не связанными руками. Мол, делай как мы скажем и всё будет хорошо. Но не тут-то было! Вторая часть — разворачивающаяся на поле брани — даёт понять, что пороха у Гибсона с достатком, хоть иди раздавай. Для демонстрации ужасов войны (а война это всегда страх, ненависть, кровь, пот, дерьмо, оторванные конечности и вывернутые наизнанку кишки) режиссёр повышает уровень реализма до возможного предела. Война Гибсона — не гламурная картинка, а репортажная съёмка, где вместо патетического саундтрека лишь звуки разрывающихся снарядов и свист пуль.

При этом размышления режиссёра выходят далеко за рамки лобового столкновения жестокого молоха войны (любой войны) и пацифизма. Гибсон вслед за своим героем пытается понять, где во время этой человеческой мясорубки находится Бог. Десмонд Досс проходит через испытания такого накала, что подводящим под ними черту выводом может быть или тотальный атеизм или непоколебимая вера. Иные варианты тут попросту не предусмотрены, их нет.

Гибсон фокусирует внимание на тех переломных моментах, когда мировоззренческий маятник рядового Досса может качнуться как в одну, так и в другую сторону. Это не просто история христианина, проходящего проверку на прочность в максимально жёстких условиях и обстоятельствах, а прежде всего череда неудобных вопросов, связанных с необходимостью нахождения хоть какой-то гармонии между гуманистическим пафосом учения Христа и реальной жизнью. Режиссёр предлагает ответы, но, думается, сама постановка вопроса — куда важнее.

Предыдущие работы Гибсона («Храброе сердце», «Страсти Христовы», «Апокалипсис») окончательно и бесповоротно расставляли точки над i в возможных дискуссиях на тему «на каких таких основаниях голливудская суперзвезда полезла на режиссёрские галеры?» Правда, с момента «Апокалипсиса» минуло десять долгих лет. Кто-то мог и подзабыть. А Мел вернулся. И напомнил. Напомнил, что как минимум после «Страстей…» он в первую очередь выдающийся режиссёр, и только потом — прекрасный артист. Именно в такой последовательности. И никак иначе.

С возвращением!

Комментировать

Война Мела

Да, из Венеции телеграфируют, что «Hacksaw Ridge» режиссёра Гибсона очень и очень хорош. Раньше времени чепчики в воздух бросать не будем, но тихо, по-стариковски возрадуемся, предвкушая скорую встречу.

Комментировать

Родственные души

Посмотрел художественный фильм «Кровный отец» режиссёра Жана-Франсуа Рише, где непьющий два года артист Гибсон пытается вытащить непутёвую дочь из серьёзнейшей криминальной передряги. По её следу идут наёмные убийцы мексиканского картеля, и при встрече разговор планируется непродолжительный.

Чего скрывать, с «Кровным отцом» были связаны определённые надежды в эмоциональном диапазоне «ну, Мел, давай, не подведи!». Он, строго говоря, и не подвёл. В одной бороде его героя харизмы больше, чем у десятков современных звёзд вместе взятых. Зато подвели все остальные. В первую очередь — сценаристы.

Не стоит ходить вокруг да около. Надо набрать воздуха в лёгкие, и честно признать, что «Кровный отец» — классическое B-movie с классическим набором всевозможных клише и штампов, свойственных продукции такого качества. Да, во всём этом есть своя культурологическая прелесть: артист Гибсон вполне удачно обживает границы «низкого жанра», хорохорится, поигрывает, так сказать, мускулами. Но всё это умиление не способно отменить того простого факта, что сюжет «Кровного отца» писали старшеклассники во время выпускного.

Здесь нет (или они совершенно незаметны) элементов так называемой постмодернистской игры, когда упрощение повествовательных линий — осознанный и продуманный шаг, сделанный авторами ради эстетических или смысловых бонусов. (Как было, скажем, в «Напролом» продюсера и сценариста Бессона). Режиссёр Рише берёт топор и просто вырубает из полена какое-то деревянное корыто. Ни уму, ни сердцу.

Единственное, что успокаивает: для Мела в итоге всё закончилось хорошо. Не за горами новая режиссёрская работа с явным прицелом на оскаровскую гонку. А «Кровный отец» в фильмографии артиста займёт законное место рядом с бессмысленными и беспощадными «Мачете 2» и «Неудержимыми 3».

Комментировать

Возвращение блудного сына

Вчерашняя новость о том, что мистер Гибсон вместе с Шоном Пенном исполнят главные роли в фильме «Профессор и безумец» окончательно убеждает: Мел вернулся в высшую лигу. Проклятие снято, а былые обиды забыты. Что само по себе совершенно прекрасно и замечательно.

Комментировать