86

Клинт Иствуд! Редкое сочетание лицедейского и режиссёрского мастерства. Этот человек умеет в кино и знает о кино буквально всё. Живая легенда. С Днём!

Комментировать

Вся президентская рать

21 мая на канале HBO показали новый фильм Джея Роуча «До самого конца» с Брайаном Крэнстоном в роли 36-го президента США Линдона Джонсона. Это третье обращение режиссёра Роуча к политическим хитросплетениям высшего уровня (в 2008-м был «Пересчёт», в 2012-м «Игра изменилась»), снятых для телевидения.

«До самого конца» посвящён продавливанию Джонсоном принятия Акта о гражданских правах, гарантирующем чернокожим право голоса. Для американского общества образца 1960-х годов это был настоящий вызов, а для республиканцев-консерваторов так и вовсе конец света. Джонсону пришлось лавировать между различными группировками, преследующими собственные интересы, где-то идти на компромиссы, где-то — угрожать и откровенно лицемерить. Тэглайн фильма, в этом смысле, лучше тысячи слов: Politics Is War.

Взятую предыдущими политическими драмами планку режиссёр Роуч не уронил, но и чего-то принципиально нового не продемонстрировал. Это крепко сбитый фильм, где серьёзные мужчины в дорогих костюмах решают судьбу страны в разных интерьерах. Скандалы, интриги, расследование и так далее. В свои лучшие годы Оливер Стоун мог снимать такие фильмы с закрытыми глазами. Впрочем, есть подозрение, что на лавры старины Олли Роуч и не претендует. Его фильм это в первую очередь выдающееся one man show выдающегося артиста Крэнстона, однозначно застолбившего номинацию на всех телепремиях по итогам 2016 года. Он дышит здесь полной грудью, не сдерживая свой несомненный лицедейский талант.

Во всём остальном «До самого конца» похож на прилежное проговаривание набивших оскомину истин о том, что в политике всегда и везде — каждый сам за себя. Проговаривается это вполне убедительно, но скорее, что называется, на опыте, на старых конспектах. Однако же, если оставить в стороне претензии подобного рода, можно смело итожить результаты проделанной работы в положительном ключе. Достойно и очень профессионально.

Комментировать

Следствие окончено

Данной новости почти уж неделя, но как-то прошла мимо радаров. Словом, Ник Пиццолатто решил (ну или ему подсказали), что третий сезон «Настоящего детектива» уже явное лишнее. Его (третьего сезона), соответственно, не будет. На самом деле, и второй уже не был частью обязательной программы. Расследование Расти Коула и Марти Харта было той вершиной, до которой не дотянуться и не подняться. Тогда-то и можно было ставить многозначительную и жирную точку.

Комментировать

Осенний призыв

На днях канал HBO объявил дату премьеры (которая уже несколько раз переносилась) сериала «Западный мир». Сериал стартует осенью. Безусловно, это одна из главных телевизионных новинок 2016 года, только новости про пересъёмки не добавляют оптимизма. Но ждать осталось недолго. Будем разбираться, что там Джонатан Нолан на пару с Дж. Дж. Абрамсом смастерили.

Комментировать

Показать всё, что скрыто

Посмотрел «Запретную комнату», последний на сегодняшний день полнометражный фильм Гая Мэддина, удивительного канадского самородка, из раза в раз переосмысляющего приёмы и нарратив кинематографа 1910-1930-х годов. По хорошему о режиссёре Мэддине надо говорить много и подробно, начиная с его дебюта «Сказки госпиталя Гимли» (1988), но это ещё успеется. Сегодня — о «Запретной комнате».

В «Комнате» Мэддин, кажется впервые, использует цвет (со звуком, впрочем, по-прежнему всё сложно; речь имеет место, но в 9 случаях из 10 Мэддин прибегает к любимым титрам). И это большой вызов, важный шаг для режиссёра, блистательно знающего и умеющего работать с эстетикой чёрно-белого изображения. Таким образом, на временной оси координат канадец движется дальше, «беря в оборот» новшества 1950-1960-х. При этом стоит сделать важную оговорку: Мэддин не имитирует кино той эпохи, а акцентирует внимание на его составляющих. Разбирает этот визуальный алфавит и собирает заново. Собирает так, как необходимо лично ему, для создания чего-то принципиально нового. Это киноавангард в своём первозданном виде. Не попытка удивить или испугать публику (дело тут не в эмоциональной реакции зрителя), а прежде всего желание расширить возможности киноязыка per se.

«Запретная комната» — это сборник из сновидений персонажей, разноцветное одеяло их воспоминаний, где отдельно взятая деталь (например, объявление в газете) может стать отправной точкой для совсем другой истории. Мэддин ведёт свой сказ как всегда нахраписто, с редким чувством юмора, абсурдистскими нотками. Человек есть сумма собственных переживаний, зафиксированных в памяти. Об этом, собственно, и картина. Но в первую очередь это фильм о природе кинематографа, в настоящий момент (речь о мейнстриме) превратившийся в придаток слова, когда режиссёр всего лишь экранизирует сценарий. Мэддин же успешно демонстрирует его (кинематографа) возможности, потенциал и, так сказать, боевой арсенал. Бери — не хочу. Никто, впрочем, не хочет. Точнее, не может и не умеет.

Любой фильм канадца — глоток свежего воздуха, который можно растягивать на продолжительные промежутки времени. Вдохнул, что есть мочи, и ушёл на дно. Даже и сравнить не с чем (и не с кем). Уникум.

2

3

4

5

6

7

8

Комментировать